Хронобиологи: Переход на летнее или зимнее время - яд для организма
Хронобиологи: Переход на летнее или зимнее время - яд для организма

Хронобиологи: Переход на летнее или зимнее время - яд для организма

09:25, 25.02.2011
6 мин. 21

У мужчин и женщин суточный ритм не просто меняется с возрастом, но меняется по-разному и совпадает нечасто...

Россия отказывается от практики перехода на зимнее и летнее время. Ведущий немецкий хронобиолог давно выступает за отмену такого перехода повсюду в мире, считая перевод стрелок исключительно вредным для организма.

"Мужчине нужно шесть часов сна, женщине - семь, а дураку - восемь", - сказал однажды Наполеон. Время сна император считал потерянным временем, и сам вполне обходился шестью часами - как и знаменитый изобретатель Эдисон. Зато Эйнштейну требовалось не меньше десяти, а он, как известно, вовсе не был дураком. Потребность во сне, также как и время, когда человек засыпает и просыпается, - очень индивидуальные вещи и в значительной мере предопределены генетически. Это показывает в своей книге "Wie wir ticken" (что переводится по смыслу ``Как идут наши внутренние часы") ведущий немецкий хронобиолог Тилль Рённеберг (Till Roenneberg).

"Кто рано встает, тому Бог дает", "У раннего часа золото в клюве", "Кто раньше встает, все грибы соберет, а сонливый и ленивый идут после за крапивой", - такие поговорки есть почти у каждого народа. Смысл их очевиден: люди, спящие больше и дольше, считаются лентяями. Тилль Рённеберг, который проводил исследования в Германии, Испании, США, Индии, Бразилии и проанализировал детальную информацию о 80 тысячах жителей трех континентов, считает подобные "народные мудрости" безнадежно устаревшими. Может быть, они и соответствовали действительности в те времена, когда большинство населения планеты занималось сельским хозяйством на доиндустриальном уровне, но сейчас это не так. Около 60 процентов европейцев относятся к так называемым "совам", то есть предпочитают поздно ложиться и поздно вставать.

Увы, это далеко не всегда удается. "Внутренним", биологическим часам приходится подлаживаться под "социальные", так что "совы", как правило, должны раньше, чем им хотелось бы, вставать на работу, в институт или в школу. К чему это приводит, хорошо известно многим: трудно сконцентрироваться, человек становится раздражительным, быстро устает, хуже переносит физические, умственные и эмоциональные нагрузки...

"Жаворонки" в таких случаях несколько свысока советуют "совам" ложиться пораньше - и все, мол, будет в ажуре. Но дело вовсе не только в продолжительности сна, подчеркивает Рённеберг. Если сон идет вразнобой с генетически заданным биоритмом, подобная корректировка режима не поможет. Ведь сон - это комплексный процесс: затормаживаются рефлексы, постепенно снижается температура тела и гормональная активность, структурируются внутриклеточные процессы и так далее. Если приходится просыпаться наперекор своему организму, в нежелательное для этого время, то все идет, что называется, "вразнос".

Кроме того, правильный режим сна (и, естественно, бодрствования) зависит от гораздо большего числа факторов, чем одна лишь принадлежность к "жаворонкам" или "совам". Степень усталости, возраст, пол, стиль жизни, время года - все это, как доказывает немецкий хронобиолог, играет очень важную роль. Так, например, маленькие дети, как правило, относятся - к ужасу их родителей! - к ранним хронотипам, но позже режим сна сдвигается на более позднее время. Абсолютными "совами" являются подростки и молодежь, начиная с переходного возраста и лет до двадцати. Они могут чуть ли не до утра сидеть перед телевизором, гулять с друзьями или танцевать в дискотеке, зато утром их не добудишься. Поэтому немецкий ученый страстно выступает за то, чтобы перенести начало занятий в школе и вузах на более позднее время. Ведь первый урок, а то и два пропадают впустую: еще спящий молодой организм не усваивает материал.

Такая аргументация, в свою очередь, вызывает бурю протестов и даже насмешки. Педагоги, политики, многие родители убеждены в том, что 8.00 - 8.30 утра - идеальное время для звонка на первый урок. А то, что школьники не могут утром встать - так пусть ложатся раньше! Этот снисходительный совет, по словам хронобиолога, просто невежествен и совершенно не учитывает биоритмические особенности возраста. "Дело тут не в дисциплине, а в биологии", - подчеркивает Тилль Рённеберг. И снова предупреждает: "Определить универсальный, единый для всех ритм сна и бодрствования нельзя".

У мужчин и женщин, например, суточный ритм не просто меняется с возрастом, но меняется по-разному и совпадает нечасто. Автор книги полушутя-полусерьезно замечает, что, наверное, именно этим можно объяснить, почему зрелые мужчины часто женятся на молодых: в возрасте 40-45 лет у мужчины и 30-35 лет у женщины их внутренние часы с большой долей вероятности будут идти примерно одинаково.

Есть, правда, один определяющий фактор в "налаживании" наших внутренних часов. Это - свет. Причем свет солнечный. Ведь даже в гостиной, где висит люстра, освещенность не превышает пары сотен люксов, тогда как на улице и в дождливый день уровень освещенности - 1 тысяч люксов, а в солнечный - даже 100 тысяч. Любой человек знает, что летом легче просыпаться утром, чем зимой.

Тем не менее, и здесь есть определенные нюансы. Любое нарушение естественного, природного ритма, регулирующего режим сна, нарушает стабильность наших внутренних часов, а значит и всего организма. Таким недопустимым вмешательством в природный ритм хронобиолог считает ежегодный переход на летнее время. На основе многочисленных экспериментов Рённеберг доказывает, что эта, как он выражается, "коллективная договоренность начинать работу на час раньше" отрицательно сказывается не только на самочувствии людей, но и на их продуктивности. То есть является неэффективной и с экономической точки зрения.

Как подчеркивает ученый, обычно проходит не меньше 3-4 недель после перехода на летнее, а осенью - обратно на нормальное время, пока наши внутренние часы не "синхронизируются" с часами "социальными". Если же погода не соответствует сезону (то есть весна запаздывает или лето задержалось), требуется еще больше. Опаснее для Рённеберга только посменная работа, когда день превращается в ночь, а ночь в день. Но это хотя бы диктуется производственной необходимостью, а переход на летнее время - полная бессмысленность, заключает он.

www.dw-world.de

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь