По словам врача, рост числа заболевших ковидом - прогнозируем / фото: Facebook Иван Черненко

Врач-анестезиолог Иван Черненко: Мой любимый довод: "Вы боитесь последствий вакцинации через пять лет. А последствий ковида не боитесь?"

09:00, 12 сентября 2021
13 мин. 1654 Интервью

Врач-анестезиолог из Одесской области Иван Черненко рассказал УНИАН о том, через какой ад прошли врачи за два коронавирусных года, как регионы манипулировали, чтобы не оказаться в "красной" карантинной зоне, можно ли верить статистике о количестве заболевших COVID-19 и насколько сейчас медсистема готова к новой волне пандемии.

С лета в Украине заговорили о следующей волне коронавируса. Есть прогнозы, как будет проходить эта волна? Что происходит сейчас и когда, предположительно, мы выйдем на пик?

Сейчас рост во всех регионах. Это было ожидаемо, так и прогнозировали. Когда мы выйдем на пик - сказать сложно. Но мы можем увидеть максимальные цифры уже в конце сентября. Дети, в большинстве, переносят ковид легко, в виде сопелек и кашля, но они несут вирус домой, основные пациенты - пожилые люди. Посмотрите на детский лагерь "Молодая гвардия". Это хороший пример того, как из-за одного заразились десятки. 

Как, по вашим наблюдениям, в вашем регионе проходит вакцинация? 

Тяжко, очень тяжко. Даже с медицинским персоналом это происходит в ручном режиме. Есть убежденные противники вакцинации, таких чаще всего не переубедить. В основном боремся за промежуточную "серую зону", сомневающихся в том, делать или не делать прививку. 

Садимся с ними, проговариваем какие-то вопросы, спрашиваем: "Что конкретно пугает?". В ответ вываливают самые отборные, безумные фейки фейсбука про то, что вакцина меняет ДНК, чипирование и т.д. Как бы это смешно не звучало, но такие страшилки гуляют даже среди младшего медперсонала. Люди привыкли верить всему, что написано. Сейчас чем более безумна ложь, тем скорее и больше людей в нее верят. Может, это постсоветский синдром, когда все были уверены, что в газетах пишут правду? 

У вакцинации много противников даже среди медиков / фото УНИАН, Немеш Янош

Суть вакцинации не в том, что мы останавливаем передачу вируса, он передается в ряде случаев. Суть в том, что люди не попадут в больницу. Смертей было бы намного меньше, если у нас не были бы так загружены стационары. И, скажите, почему врач, который сидит на приеме, должен рисковать здоровьем, а кто-то не может пойти и сделать прививку? Почему налогоплательщик должен платить свои деньги за пациента, который непровакцинировался? Почему люди не смогут получить медпомощь из-за того, что стационар забит теми, кто не захотел сделать прививку? 

Я за ограничения. Веришь в теории заговора? Верь, но сдавай ПЦР-тест!

По моему опыту, с людьми просто нужно говорить, их нужно уговаривать. Да, боятся, но в итоге идут вакцинироваться. 

И какие аргументы помогают? 

Мой любимый довод: "Вы боитесь последствий вакцинации через пять лет. А последствий ковида не боитесь? Его побочные эффекты вы знаете и видите прямо сейчас. Готовы рисковать из-за того, что какой-то безумец написал, что через пять лет мы все вымрем? До этих пяти лет надо дожить, и те, кто провакцинировался, точно доживут. Большой вопрос, будут ли живы к этому времени антивакцинаторы.

Мне кажется, что одна из проблем вакцинации в том, что среди пожилых очень слабая информационная, просветительская кампания. Только сейчас появляются какие-то бигборды, реклама по телевизору. До этого - глухо, тихо. За вакцинацию боролась группка людей, которая понимает, что это необходимо, активной позиции государства не было. Если взять тот же Израиль, там постоянно крутили видеоролики о необходимости вакцинации. 

И меня уже два года не покидает ощущение, что есть адекватные эксперты, врачи, ученые и просто безумцы. У нас основная проблема - слабое научное сообщество. И я понимаю колебания власти, которая не знает, в какую сторону поти. Вроде бы есть международные рекомендации, но: "А вдруг что-то пойдет не так, и мы будем виноваты". И нет медицинских ассоциаций, как за рубежом, на которые чиновники могли бы опереться. В результате те, кто принимают решения - министры, чиновники, принимают решение: "А, давайте просто подождем!". 

В науке - бедлам, и это отчасти из-за того, что она сильно политизирована. Я понимаю, что сейчас нельзя быть аполитичным, но у нас многие решения такого типа: "Мы не против вакцинации, но будем "мочить" тот институт только потому, что там руководитель настроен проевропейски". Очень часто ученые борются друг с другом из-за разных политических взглядов. При этом люди не понимают, что это политика.

Одна из проблем - плохая информированность людей о вакцинации / фото facebook.com/Karazin.University/

А что с практикой? Как лечат больных коронавирусом? 

У нас применимый, адекватный протокол, все взято из зарубежных рекомендаций. Другой вопрос, что второй год творится безумная дичь в плане назначений ковидным пациентам. Ее стало немного меньше, но в начале был хаос. Назначали все, что угодно - что надо и не надо. У меня был пациент, которому было прописано семь препаратов и все семь - отхаркивающие. Взять бы того врача, спросить: "Чего ты пытался добиться? Чтобы больной выхаркал свои легкие?". Ковидный психоз среди пациентов поразил и медицинское сообщество. Люди настолько не понимали, как это лечить, что начиналось какое-то безумие: чем больше, тем лучше. 

Но это проблема десятков лет. У нас нет органа, который бы контролировал качество оказания медицинской помощи, то, правильно ли врач сделал назначение. За рубежом вы не купите антибиотики без рецепта. У нас доступны самые дорогостоящие "антибиотики запаса". Это приводит к тому, что у бактерий возникает антибиотикорезистентность, в Украине у нее высокий уровень. Те антибиотики, которые за рубежом работают, у нас очень часто не помогают. 

У нас часто назначали антибиотики при ковиде? 

Конечно! Антибиотики назначались в безумных количествах всем подряд. И как бы мы не говорили, что при вирусе они не лечат и нужны 1-2% пациентов, их назначали чуть ли не каждому второму. 

Ковид оголил кучу проблем, которые давно существовали, и на которые не обращали внимание. Например, врачи не следуют протокольному лечению, а многие специалисты открывали учебники десятки лет тому назад, за партой университета. Десятки лет никто не занимался их образованием. В сумме это дает слабую медицинскую систему, которая не умеет лечить элементарные вещи. 

Еще одна проблема – персонал. Многие больницы в прошлом году жаловались, что люди увольняются, не хотят работать с ковидом. Это логично. У нас 29 лет на врачей забивали, забывали про их потребности и то, что нужно платить зарплаты. Пришел момент, и забили они. Люди уволились, поскольку не видели смысла рисковать своим здоровьем, жизнью ради зарплаты в 5 тысяч гривень. Тогда МОЗ быстро решил платить 300% зарплаты, но даже с этим вышел огромный цирк: кто-то их получал, кто-то нет. Только к осени эту систему наладили. Но я считаю, что эти доплаты - зло. 

Больницы столкнулись с нехваткой персонала / фото facebook.com/AleksandrSkichko

Мы получили ряд врачей, которые вместо 5-6 тысяч получают по 20-30-40 тысяч, в зависимости от больницы. Но у нас огромный дисбаланс. Врачи в обычных стационарах выполняют такие же задачи, точно также контактируют с этими пациентами, но получают минималку. Это еще большее безумие, чем вообще не платить надбавку. Возможно, стоило как-то перераспределить эти средства иначе, одним поднять на 100%, другим дать на 200% больше. У нас медсестры уволились из реанимации, ушли работать в ковидное отделение. И как нам? У нас такие же пациенты, которые требуют помощи. 

Я понимаю, что вопрос не к МОЗ, а к Минфину, ВР, которые формируют бюджет медицины по остаточному принципу. Когда вы покупаете дешевый китайский чайник, то не ждете от него полета в космос и долгих лет службы. У нас медицина - как дешевый китайский чайник, не надо ждать от нее великих свершений. Медицина - дорогостоящая отрасль, которая требует больших финансовых вливаний, хотя сейчас даже 5% ВВП хватило бы. Без этого на выходе - ноль. 

Что в нашей медицине изменилось за два "ковидных" года? Насколько мы готовы к новой волне? 

Готовы намного лучше, чем в прошлые волны. Мы начинали в ужасных условиях - без кислорода, техники, персонала, зарплат. Долгое время мы не обращали внимание на кислород в наших больницах, они были оборудованы центральными кислородными разводками. У нас в больнице была старая советская система подачи кислорода, лет 10 назад ее разобрали на металлолом, и на этом все. Никто новое не собирался делать. 

Наши ИВЛ-аппараты были низкого класса, экспертного – отсутствовали. Кардиомониторы и многое другое – отсутствовало в принципе. Постепенно, очень многое покупалось как больницей, так и волонтерами - если бы не они, мы бы не вытянули. В один период проблемой было то, что у больницы были деньги, но она не могла быстро купить, надо было провести тендер и т.д. Это было ужасно: нам выделили деньги, мы не можем ничего купить, а цены росли, как на дрожжах, сегодня маска - 15 гривен, завтра - 25. Маленькая простая одноразовая маска! Мы сидели, шили их сами из марли, а волонтеры покупали за наличные, из-под полы доставали, боролись за каждый ящик респираторов. 

Сейчас вопрос по кислороду - закрыт полностью. Уже нет такого, что думаешь о том, что завтра закончится баллон и непонятно, где брать кислород, что его кому-то не хватит.

И появился опыт? 

Да. В начале пандемии мы смотрели на этих пациентов и не совсем понимали, как лечить. Мы не поспевали за теми изменениями, которые происходили. Условно говоря: сегодня мы этот препарат даем, завтра статья о том, что он не работает, и мы меняем всю стратегию лечения. Через полгода протокол устаканился. 

В каких-то моментах это был метод проб и ошибок, но никто никогда не сталкивался с таким количеством кислородозависимых пациентов. В отделении лежит 40 человек и все - потенциально пациенты реанимации. У нас не хватало персонала, мы работали по двое, по трое суток подряд… Было очень тяжело. Поначалу умирали люди, и мы не знали, что с этим делать. Потом смирились с тем, что кого-то мы можем спасти, кого-то нет, и от нас это мало зависит. 

Тяжело было общаться с родственниками. Стресс, паника, люди не понимали, что происходит. Все, хотели, чтобы близкие за два-три дня были здоровы, а многие оставались в стационаре месяцами. Было много скандалов: "Не так лечите! Не хотите лечить! Почему нас не пускаете?". Лично я больше уставал от такого общения. Все хотели ответов на их звонки каждые 5 минут, и я думал: "Когда же лечить, если столько времени трачу на разговоры?".

Я понимаю, желание узнать о состоянии родного, это нормально. Но в цивилизованных странах есть персонал для коммуникации. У нас психологом оказывался врач, который по полчаса сидел и объяснял, почему папа, мама, бабушка задыхается; что мы делаем; что мы будем делать. Как попугай объяснял, успокаивал. Но это, если было время и силы. Порой мы могли ограничиться: "Состояние тяжелое, кушает, в сознании. Извините, не могу говорить". Обижались, устраивали скандалы. Адский труд. Но чтобы не демонизировать родственников, скажу, что уже этой зимой, к весне, понимания стало больше. 

У врачей "благодаря" пандемии появился опыт борьбы с ней / фото УНИАН

Вы говорили, что появился кислород, медтехника, опыт. Проблема с персоналом остается нерешенной? 

В сентябре прошлого года мы были истощены, не хватало медсестер, они были на грани, ничего не хотели, и думали только о том, чтобы уволиться. И что я мог требовать от человека, который получает зарплату как дворник? Чтобы она была внимательной и ласковой, когда у нее 20 пациентов вместо десяти и все тяжелые? Да, пусть до утра дотянет! Но когда начали платить высокие зарплаты, мы увидели других людей. Они носились от пациента к пациенту и не жаловались. И мы уже могли что-то требовать, искать для отделения лучших. 

Сегодня врачей в стране больше не стало, их стало меньше. Многие уехали в Польшу. Когда там начали платить по несколько тысяч долларов за работу в ковидидных стационарах, семьи уезжали туда. Как мы переживаем эту волну без них? Обеспечим ли персоналом все стационары? Не знаю. 

Одна из догм, которая должна в нашей стране умереть - врач не равно герой. В чем "классность" этой идеи? Герою не нужно платить. Он умрет, страна других нарожает. Мне важно знать, что, если я заболею, зарплаты хватит, чтобы оплатить лечение, умру - семья будет обеспечена. 

У нас с компенсациями - цирк, люди судятся и не могут добиться выплат от государства после того, как родители-врачи инфицировались ковидом на рабочем месте и умерли. И я слышу: "Герой". Но человека уже нет, ему все равно, как его называл министр.

Насколько сейчас стоит доверять статистике по заболевшим? 

Ее смело можно умножать на два, или даже на три из-за недостаточного количества тестов. Ведь кто-то перенесет в легкой форме, не пойдет к врачу.

И в начале занижались цифры, чтобы провести морской сезон, а потом удачно провести зимний сезон… Знаете, как делали, чтобы область не попала в "красную" зону? В нее переводили, если был занят определенный процент коек в больницах. И у нас открывали "больницы-пустышки". Для вида сообщали о свободных койках. Это был цинизм, маразм. Одесса рассказывает о 600 свободных койках, а волонтеры кричат: "Где они? Почему у нас люди дома на концентраторах дышат?". В Харькове люди не могли сутками попасть в стационар, при этом город подавал статистику, что у них куча свободных коек. Не хотели входить в жесткий карантин. 

Поэтому верить можно только статистике госпитализаций и общей смертности. Их можно сравнивать с прошлыми годами. 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies