Президент Украины Владимир Зеленский, у которого недавно подтвердился COVID-19, лечится в «Феофании». Эта новость вызвала бурные обсуждения в соцсетях и на кухнях. Возмущение, главным образом, сводилось к тому, что еще весной, когда пандемия коронавируса только пришла в Украину, глава государства обещал: в стране не должно быть особых условий и vip-палат в больницах для политиков и бизнесменов.

«Вы будете находиться именно в тех палатах и тех больницах, которые вы построили в этой стране за 28 лет. Возможно, тогда вы поймете, как это – не иметь возможности лечиться в Швейцарии или Израиле», - заявил он, обращаясь к тем самым политикам и олигархам.

При этом Зеленский заверил, что исключений не будет и для первых лиц государства – президента, премьера, спикера Верховной Рады… И дал задание премьеру отменить все нормативные акты, которые требуют наличия в медучреждениях «люксовых палат для членов ЦК»».

Сейчас уже можно констатировать, что премьер с задачей не справился. Политики (и бизнесмены с олигархами) могут, если хотят, нарушать самый строгий карантин и лечиться в немецкой «Шарите» даже при условии закрытых границ. А президент – забыть о своих громких заявлениях, озвученных всего полгода назад.

Но я бы обратила внимание на несколько других моментов. Во-первых, Офис президента в который раз проваливает коммуникации. С информацией о том, что Владимир Зеленский находится в «Феофании», его пресс-секретарь Юлия Мендель не стала первоисточником. Ее сообщение об этом – лишь реакция на интервью советника руководителя ОП Михаила Подоляка. То есть, хотя президент оказался в клинике еще во вторник, украинцы узнали об этом только в четверг.

Стоит ли говорить, что госпитализация президента – общественно важная информация, которую следует озвучивать максимально быстро во избежание манипуляций? Стоит ли говорить, насколько ошибочно замалчивание этой информации в течение двух (!) дней? Стоит ли говорить, что после таких факапов ОП в искренность видео главы государства из больничной палаты, которое появляется «по горячим следам», верится с трудом?

Во-вторых, сама подача информации, ее формулировка. Из сообщения Юлии Мендель следует, что в больницу президент отправился не по медицинским показаниям, ведь чувствует себя хорошо, есть только небольшая температура, а потому, что «там лучше условия для самоизоляции и присмотр за пациентами с коронавирусной инфекцией». Тут возникает сильный диссонанс с происходящим в другой, не vip-Украине. Той Украине, в которой глава Минздрава Максим Степанов заявляет, что в больницы, из-за перегруженности медицинской системы, будут госпитализироваться только «тяжелые» пациенты, где правительство планирует убивать малый бизнес карантином до весны, а на медиков спихивает сортировку пациентов.

Не проблема, что президент предпочел лечь в больницу, не дожидаясь осложнений со здоровьем. Не проблема, сколько стоит палата. Проблема, что в стране до сих пор существуют «ведомственные», «специальные» клиники.

И последнее. Не проблема, что президент предпочел лечь в больницу, не дожидаясь осложнений со здоровьем. Не проблема, сколько стоит палата. Проблема, что в стране до сих пор существуют «ведомственные», «специальные» клиники (УНИАН о них уже писал). Проблема, что финансируются они из бюджета. Проблема, что налоги на содержание этих клиник платят все, а лечиться могут только избранные.

И именно поэтому украинцы продолжают задаваться вопросом: «Почему ОНИ отказываются жить так, как предлагают НАМ?».

Татьяна Урбанская

Читайте последние новости Украины и мира на канале УНИАН в Telegram