Как разрушают фармацевтическую отрасль Украины

Как разрушают фармацевтическую отрасль Украины

За последние три года фармацевтический рынок Украины дал достаточно солидные показатели общего роста.  С 2000 года отечественная фармация набрала обороты, ее продукция стала намного лучше...

Давно в аптеке не собиралась такая очередь. Люди уже недовольно гудели, но пожилая женщина на это совсем не обращала внимания — заглядывая в бумажку, она заказывала лекарства, следя только за тем, чтобы ничего не пропустить из своего списка. А потом, складывая в сумку таблетки (блистеры), бутылочки и коробочки, она, словно извиняясь, объяснила: «Я же не только для себя беру, но и для родственников, говорят, «Борщаговку» кому-то продали, кто его знает, что будет дальше».

«Известно, что будет — будут выпускать только дорогие лекарства», — подхватили разговор в очереди. «Там вообще наркотические средства будут изготавливать, потому что это намного выгоднее, — вмешался в разговор мужчина в очках. — Возле метро газетки раздают — там об этом открыто написано».

Конечно, слухам доверять не стоит. Но на всякий случай я тоже купила аллохол про запас.

Тем более что в последнее время ЗАО НПЦ «Борщаговский химико-фармацевтический завод» (БХФЗ) действительно находится в центре внимания, о нем говорят на всех уровнях — от самых высоких властных кабинетов до обычных аптек. Немало информации было также на телеэкранах и газетных полосах — «ЗН» тоже не обошло стороной эту тему. Однако после публикации всплыло немало новых фактов и появилось много вопросов, которые мы решили адресовать руководству завода — прежде всего хотелось бы узнать, правда ли, что «Борщаговку» продают.

— Завод работает в обычном режиме. Мы не собираемся его продавать, — уверяет заместитель директора Евгений Сова. — Но следует учитывать, что 30% акций предприятия — это собственность общины города Киева. От КГГА мы получили официальное письмо, в котором речь идет о том, что горадминистрация намерена продать эти 30% акций. Согласно закону, КГГА имеет право распоряжаться собственностью общины, а мы в этой ситуации, как закрытое акционерное общество, имеем приоритетное право на приобретение акций. О чем и написали в своем письме, а также просили сообщить, когда и как это будет происходить — хотелось бы, чтобы этот процесс был прозрачным.

— А кому принадлежит контрольный пакет акций?

— Как такового контрольного (блокирующего) пакета не существует. В свое время, когда происходило акционирование, держателями акций стали 300 тогдашних работников предприятия. Так все осталось и по сей день. Но далеко не всем это нравится. В последнее время наши акционеры получают письма от компании «Сфера-инвест» с настойчивыми предложениями продать им акции. (Кстати, известно, что такие же письма получали и акционеры «Фармака».) Однако хочу подчеркнуть, что НПЦ «Борщаговский химико-фармацевтический завод» — это закрытое акционерное общество. И вместе с тем напомнить, что закон запрещает осуществлять прямую куплю-продажу акций ЗАО.

— Думаете, тот, кто рассылает письма, об этом не догадывается?

— Очевидно, догадывается, что такие действия могут быть обжалованы в судах, поскольку теперь уже предлагается другой вариант — дарение. Наши акционеры сообщают, что им и пишут, и звонят по телефону, даже угрожают и берут на испуг, только бы они согласились на такое псевдодарение — подписать соглашение и тихонько обменять акции на деньги. А то, что такие действия не вписываются в правовое поле, очевидно, никого не волнует.

Все эти факты красноречиво свидетельствуют: против нашего завода действительно готовят рейдерскую атаку. К тому же в аналогичной ситуации оказались не только мы. Еще летом была распространена информация о рейдерской атаке на фармацевтическую фирму «Дарница». Все развивалось по уже известной схеме — бесконечные проверки, угрозы, суды, вмешательство силовых структур. Всем было понятно, что этим не закончится — ведь перед парламентскими выборами аппетиты, как правило, растут. Со временем в Киеве распространились слухи, что на очереди «Борщаговка», «Фармак» и другие предприятия-лидеры.

— Очень похоже на то, что это уже не слухи, а четко спланированная кампания — от единичных атак рейдеры перешли к наступлению по всему фармацевтическому фронту.

— Именно поэтому Ассоциация фармацевтических производителей Украины, куда входят ведущие фармацевтические фирмы — ЗАО НПЦ «Борщаговский химико-фармацевтический завод», ЗАО «Фармацевтическая фирма «Дарница», ОАО «Фармак», корпорация «Артериум», ООО «Фарма Старт» и ОАО «Интерхим», — направила открытое письмо президенту Украины, премьер-министру, в СНБО, Службу безопасности и Генеральную прокуратуру, МВД и Минздрав, в котором речь идет о серьезной угрозе отечественной фармацевтической отрасли.

— Даже не спрашиваю, помогло ли им это. Любопытно другое — кто стоит за дирижерским пультом?

— Как всегда, заказчик рейдерских атак находится в тени. Сначала нам называли разных представителей большого отечественного капитала, потом звучали фамилии иностранных граждан — соседи тоже интересуются тем, что происходит на украинском фармацевтическом рынке. Но полной ясности пока нет.

— Что, по-вашему, вызывает такой наступательный интерес именно к фармацевтическим предприятиям? Не газовая труба все-таки и не строительство высоток в центре столицы!

— Не секрет, что за последние три года фармацевтический рынок Украины дал достаточно солидные показатели общего роста. При этом резко пошла вверх не только импортная составляющая, но и отечественная — 30% роста в 2006 году. В нынешнем, думаю, показатели будут не хуже. Набирают обороты и производство, и реализация — меняется ассортимент, улучшается качество, повышаются цены. В последнее время заметно увеличивается экспорт, к тому же не только количественно, но и качественно — если раньше мы поставляли за рубеж преимущественно глюконат кальция, стрептоцид и «зеленку», то сейчас экспортируем оригинальные сложные препараты, которые проходят европейские правила регистрации. Начиная с 2000 года отечественная фармация набрала обороты, ее продукция стала намного лучше.

— А сами предприятия стали более привлекательными — особенно для рейдеров.

— Далеко не все. Прежде всего те, которые решили идти путем внедрения GMP, — в первую очередь, это столичные заводы, объединившиеся в фармацевтическую ассоциацию. Всего в Украине почти 160 производителей лекарственных средств, однако не все они занимаются вопросами сертификации. Собственно, существует две группы производителей: одни выпускают относительно дешевые лекарства — такие же, как в советские времена, другие — среди них и БХФЗ — пытаются внедрять новые технологии и стандарты. Безусловно, стоимость этих киевских предприятий возросла намного больше, чем заводов, расположенных далеко от столицы и работающих так, как раньше. Фармацевты хорошо знают, что 1 января 2009 года вступит в действие постановление Кабинета министров Украины, обязывающее производителей выпускать лекарственные средства исключительно по стандартам GMP. А это означает, что упомянутые столичные предприятия останутся на фармрынке, даже если не с полным, то все равно с большим ассортиментом. Остальным фирмам придется выбирать — или срочно вкладывать очень большие деньги в развитие производства, или прекратить выпуск лекарств и исчезнуть с рынка. За оставшийся год можно еще очень многое успеть, но нужно учесть, что не так сложно будет дооборудовать производство, как подготовить, настроить соответствующим образом персонал. Тем не менее очевидно, что у хозяев большинства предприятий нет ни намерения, ни желания вкладывать деньги в переоборудование и развитие, тем более что внедрение GMP — дело очень дорогое.

Обратите внимание на такую деталь — в денежном выражении 70% годового оборота на фармрынке приходится на импортные лекарства и только 30% на отечественные. Но в натуральном выражении все наоборот — украинцы покупают 70% именно отечественных препаратов. Парадокс объясняется очень просто — относительно низкими ценами на украинские лекарства. И еще одна красноречивая цифра — именно киевские фармфирмы выпускают почти 70% отечественных лекарственных препаратов.

Разумеется, все это не осталось без внимания тех, кто заказывает и финансирует рейдерские атаки. Сейчас в Украине действует всего десять цехов, сертифицированных по стандартам GMP. Шесть из них — наши. К тому же мы подали заявку и на седьмой, сейчас ждем аудита.

— Помнится, БХФЗ первым в Украине получил сертификат GMP. Но боюсь, что и по сей день далеко не все понимают, зачем это было нужно, если и так рынок успешно развивается.

— Это нужно для того, чтобы лекарственный препарат действительно был эффективным и помогал улучшить здоровье. Простой пример — более двадцати лет назад мы начали выпускать септефрил, применяемый при заболевании горла. Отклики об этом препарате были полярные — одни утверждали, что он очень помогает — болезнь проходит за один день, другие жаловались, что принимают на протяжении недели — и никакого результата. Почему так? Каждая его таблетка весит 400 мг, а действующего вещества в ней всего 20 мг. В цехе тогда стояла специальная машина, тщательно смешивавшая сырье, но она не могла обеспечить такую гомогенизацию смеси, чтобы идеально равномерно распределить все составляющие — действующее вещество распределялось по принципу: здесь густо, а там пусто. Что уж говорить о тех таблетках, в которых действующего вещества было еще меньше — 5 мг или 2,5 мг! Разве можно, пользуясь такой аппаратурой, достичь высокой точности?

И качество продукции тогда проверяли соответствующим образом — выпустили миллион таблеток, отобрали, скажем, десяток из них, провели исследования. После чего выдавали документ, что весь миллион полностью идентичен десяти проверенным штукам. В Европе еще полвека назад усомнились в такой точности и сказали: мы не верим, докажите, что это в действительно так. Сейчас это уже не сложно.

— В свое время ходили слухи, что БХФЗ (первым в области!) приобрел аппарат, стоивший тогда как три шестисотых «мерседеса». Все удивлялись — зачем?!

— Мы долго колебались, взвешивали все «за» и «против», но в конце концов все же купили таблет-пресс, изготовленный известной европейской фирмой, который в самом деле стоил недешево. Одна из его функций — контролировать силу прессования, то есть электроника следит, чтобы все таблетки были абсолютно идентичными. Советское оборудование как это делало? Да, как получится, — одна таблетка слишком спрессована, другая — слабее, третья — почти рассыпается. А это приводит к тому, что лекарства по-разному растворяются в организме человека и, соответственно, по-разному влияют. Правильная таблетка растворяется в желудке, как и положено, через 15 минут, а другой нужно на это вдвое больше времени, поскольку она уже попала в кишечник, где щелочная среда, а не кислая, как в желудке. И кто ответит — как подействует эта таблетка и какую пользу принесет больному? Поэтому и говорили, что в Европе лекарства выпускали для людей, а в Советском Союзе — для плана.

Сейчас все производственные процессы у нас разделены на СОП (стандартные операционные процедуры), любая самодеятельность персонала абсолютно исключена.

Так шаг за шагом мы и двигаемся — сначала сертифицировали по GMP стерильные антибиотики, потом нестерильные антибиотики, позже дошла очередь до склада готовой продукции и лаборатории контроля качества. Это крайне необходимо — поскольку должна быть сертифицирована вся цепочка — от получения сырья до контроля качества готовой продукции. Ведь фирма-производитель должна отвечать за качество препаратов на протяжении всего срока их годности — написано на упаковке «три года», значит — три года.

— Очевидно, немало желающих — как в Украине, так и за ее пределами — прийти на все готовое.

— Сертификация — постоянный процесс, как только остановился — уже отстал. Кстати, сертификаты GMP нужно ежегодно возобновлять. Если фирма в назначенное время не прошла аудит, придется проходить всю процедуру с самого начала. Мы своими руками на протяжении многих лет создавали производство, которое по праву можно назвать современным, отвечающим международным стандартам. Очень важно и то, что на БХФЗ нет корпоративных конфликтов и проблем с акционерами. Наверное, поэтому все люди, к которым обратились рейдеры, перезвонили нам и уверили, что никому и ничего не собираются продавать. На БХФЗ отсутствуют какие-либо непрозрачные схемы — мы не работаем с офшорами, не используем контрабандного сырья, до копейки платим налоги, все дела ведем исключительно в правовом поле — нас не могут ни в чем обвинить. Поскольку оснований для шантажа нет — прибегают к открытому рейдерству. Время от времени списанные архивные дела расцвечивают домыслами и выдают за истину.

— Почему не обращаетесь в суд, чтобы всем доказать, что в так называемом деле с американскими инвесторами окончательная точка уже поставлена? Или остались какие-то нерешенные проблемы?

— Точка поставлена еще семь лет назад! И сейчас нет никаких оснований возвращаться к этому вопросу. Созданное когда-то совместное предприятие уже давно ликвидировано на законных основаниях. ЗАО НПЦ «Борщаговский химико-фармацевтический завод» никаких отношений с теми американскими инвесторами не имел и не имеет. Эту историю наши недоброжелатели используют только для того, чтобы в который раз поднять шум, навязать мысль, что не бывает дыма без огня. Любой ценой пытаются сформировать негативный имидж руководства завода, подорвать авторитет самого БХФЗ. Рейдеры всегда начинают с того, что ищут крючок, за который можно уцепиться, — теневые схемы, нарушение закона, обиженные акционеры. Поскольку этого не нашли, то вспомнили о недовольных где-то за океаном. Все хорошо понимают, что те люди к нашему предприятию не имеют никакого отношения, но все время навязывается мысль, что у нас постоянно происходит какое-то беззаконие, что невинных инвесторов пускают по миру.

Мы стараемся не обращать на это внимания, поскольку если на каждую клевету подавать в суд — работать будет некогда. К тому же далеко не все верят этим басням — к нам постоянно обращаются разные фирмы, в том числе европейские, интересующиеся акциями предприятия. Процесс значительно активизировался после того, как КГГА объявила о своих намерениях. В мэрии они получают нужную информацию, но хотят увидеть производство, потому едут на завод. Мы ничего не скрываем, наш баланс за последние три года легко можно найти на интернет-сайте. Но мы вежливо всех предупреждаем, что не собираемся никому ничего продавать.

* * *

Специалисты хорошо знают, что фармацевтические фабрики и заводы входили в группу стратегически важных предприятий — так было и в советские времена, и в начале эры независимости. Недавно чья-то «светлая» голова предложила вычеркнуть их из этой группы — Кабинет министров согласился. (Говорят, одна или две фармфирмы сумели удержаться в этом списке — в порядке исключения.) Производители лекарств деликатно говорят, что это, возможно, досадная ошибка, случайный недосмотр какого-нибудь клерка-исполнителя. Однако эксперты склонны считать, что это четкий расчет, с прицелом на то, чтобы лакомая добыча легче досталась рейдерам. Одно дело — посягать на стратегический объект отечественной индустрии и совсем другое — поменять собственника какого-то акционерного общества.

Покупая лекарства, массовый потребитель не очень обращает внимание на фирму-производителя, хотя, безусловно, есть исключения. Важно другое — продукцию «Борщаговки» хорошо знают по всей Украине, ей доверяют и врачи, и пациенты. Практически в каждой больнице — в хирургии и терапии — используют стерильные антибиотики БХФЗ, большим спросом пользуется группа кардиопрепаратов, предназначенных для лечения инфаркта миокарда, а также гипертонической болезни, к тому же завод выпускает все четыре базовых препарата для лечения туберкулеза. Предприятие постоянно вкладывает средства в выпуск оригинальных лекарственных препаратов. И при этом чиновники считают, что это не стратегически важный для нашей страны завод! Тот, кто стоит за кулисами рейдерских атак, очевидно, не согласен с такой оценкой. Поэтому и раздул огонь войны, подбрасывая в него компромат с тем, чтобы подорвать авторитет БХФЗ, отбить охоту у зарубежных солидных покупателей. Не исключено, что и КГГА поспешит сбыть с рук акции «проблемного» предприятия. Безусловно, лакомый кусок готовится для того, кто хорошо знает наши правила игры и абсолютно не боится, что вместе со шкафом ему достанется и скелет. Он сам его туда спрятал.

Ольга Григоренко,Зеркало недели

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter