Почему врачи берут взятки?

Почему врачи берут взятки?

...бывший министр здравоохранения Украины Николай Полищук не раз в своих публичных выступлениях заявлял, что «украинская медицина очень коррумпирована, и что врачи работают больше на себя, нежели для больных»...

Сокращение бюджетного финансирования на здравоохранение привело к тому, что медицина из социальной службы постепенно стала перерастать в бизнес. Даже бывший министр здравоохранения Украины Николай Полищук не раз в своих публичных выступлениях заявлял, что «украинская медицина очень коррумпирована, и что врачи работают больше на себя, нежели для больных».

Однако, кроме слов, никаких реальных шагов к оздоровлению самой востребованной социальной отрасли никто так и не сделал. Естественно, такое отношение заставляет руководителей искать законодательные лазейки, чтобы пополнить благосостояние медподразделений и свое собственное. Иногда усердие в поиске заводит за грань, очерченную законом.

В Мелитополе еще в 2003 году возбуждалось уголовное дело по признакам нарушения права на бесплатную медицинскую помощь. Тогда под прицел прокуратуры попали врачи межрайонного онкодиспансера, где с пациентов взимали деньги за проведение неотложной операции.

По центральным и областным телеканалам прошли сюжеты, в которых в интервью журналистам начальник отдела Запорожской областной прокуратуры по надзору за соблюдением законодательства и применением законов Александр Васюк заявил на всю страну: «В Мелитопольском межрайонном онкологическом диспансере выявлены многочисленные факты незаконного вымогательства денег с онкобольных на проведение неотложных хирургических операций. Установлено, что с 18 таких граждан было незаконно получено более 10 тысяч гривен».

Однако тогда все ограничилось лишь скандальным заявлением. Вскорости дело было закрыто.

Вторую попытку пресечь злоупотребления все в том же онкодиспансере сделали сотрудники мелитопольской прокуратуры в прошлом году, возбудив уголовное дело по факту «незаконного требования оплаты за оказание медицинских услуг в государственном учреждении охраны здоровья». Однако об этом чуть позже.

Ни шагу без оплаты

К журналистам неоднократно обращались читатели, сетующие на поборы в городских больницах. Но, зная о реальной скудности бюджетных кошельков городской медицины, мы не спешили искать криминал в том, что за медикаменты пациенту приходится платить самостоятельно. Ведь не на свою же зарплату, в конце концов, врачам покупать лекарства для больных. О том, что медики из так называемых благотворительных пожертвований за медицинские услуги что-то кладут себе в карман, ни у кого и мысли не возникало.

Ощутимость «добровольно-принудительных» взносов довелось прочувствовать на себе и сотрудникам редакции, волей судьбы ставшими пациентами онкодиспансера. Далее рассказ для тех, кому посчастливилось не ходить по коридорам этого медучреждения.

Сбор «добровольно-принудительных» средств там начинается прямо с регистратуры. На просьбу записаться на прием к врачу милая девушка в окошке без тени смущения предлагает заплатить за эту услугу 10 гривен.

Затем доктор выписывает направление на анализ крови, чтобы определить, что за зараза поселилась в организме пациента. И опять готовь деньги. Только теперь сумма более внушительна – в нашем случае около 150 гривен. Их врач рекомендует отнести в «Укрпромбанк», расположенный аккурат напротив больничного двора.

Одной лишь кровью, естественно, не обошлось - пришлось пройти УЗИ, сделать маммограмму груди, где также своя такса. В общем, лечение еще не началось, а кошелек уже опустел. Невольно возникает вопрос: «Куда идут наши деньги в таких количествах?»

«Нужно быть очень здоровым, чтобы болеть»

По словам главного врача мелитопольского онкодиспансера Александра Рябикова, в год на питание, медикаменты и прочие хозяйственные нужды учреждению необходимо 1 млн. 700 тысяч гривен, однако государство выделяет всего 700 тысяч. А дальше выживай, как можешь - вся надежда на внебюджетное финансирование. И врачи крутятся. Как это происходит в онкодиспансере, журналисту подробно рассказал сам главный врач:

- Мы обращаемся к больным и просим их внести в кассу диспансера в виде добровольного пожертвования дополнительную сумму. Одни по 10-15 рублей с УЗИ несут, другие приходят в регистратуру и хотят на прием записаться. Если у них нет направления от участкового врача, тогда платите 10 гривен. А не хотите, идите к участковому, берите у него направление, сдавайте минимальный объем обследования: анализ крови, мочи, флюорографию, для женщин - осмотр гинеколога. Тогда мы на законном основании выдадим талончик. Основная масса людей безропотно платит червонец, потому что говорят: «Нужно быть очень здоровым, чтобы болеть». Кассового аппарата у нас нет и больные идут через дорогу в «Укрпромбанк».

- А почему именно в «Укрпромбанк»?

- Потому что он ближе всего. Мне все равно, куда люди платят. Некоторые бабушки оставляют деньги в бухгалтерии: 10-15-20 гривен. Потом кассир собирает деньги и через фамилии этих пациентов проводит суммы в том же банке.

- И эти средства поступают на счет онкодиспансера или какой-то еще организации?

- От онкологических больных деньги идут на счет онкодиспансера. Люди пишут расписки о том, что они добровольно жертвуют больнице определенную сумму.

Однако треть наших пациентов – не онкологические, то есть у них доброкачественные опухоли или, к примеру, пупочная грыжа. Оперировать грыжу может и другой хирург, но если пациент желает, чтобы его лечили только в онкодиспансере, то он платит. И уже его перечисления идут на счет работающего при диспансере филиала запорожской фирмы «Укрмедконсалтинг». Деньги, что поступают на счет фирмы, расходуются на дополнительную оплату труда врачам, которые лечат не онкологических больных.

- Но ведь онкодиспансер это государственное учреждение, а не частный кабинет!

- Врачи онкодиспансера принимают не только онкологических больных, и за это им государство не доплачивает.

- Теоретически получается, что вы на месте организовали частное предприятие?

- Во-первых, это не частное предприятие, а общество с ограниченной ответственностью. Во-вторых, оно не наше и не мое. Мы там нанятые люди, получающие деньги за консультацию. Я в этом криминала не вижу.

- Сколько средств поступает на счет этой фирмы в год?

- Примерно 3,5 тысячи гривен в месяц. Дополнительный заработок получается небольшой. Кто 150, кто 200 гривен в месяц получает.

Слово прокуратуре

За дальнейшей консультацией о законности сборов добровольно-принудительных пожертвований на дополнительную зарплату врачам в государственном, заметьте, медучреждении я обратилась в городскую прокуратуру. Оказалось, что там также заинтересовались работой фирмы «Укрмедконсалтинг».

Согласно информации помощника прокурора города Дениса Навки, филиал запорожской фирмы ООО «Укрмедконсалтинг» обосновался в Мелитопольском онкодиспансере более пяти лет назад. С марта 2001 года эта структура арендует в диспансере комнату размером 18 квадратных метров. Своего оборудования на балансе фирмы нет, из мебели столы да стулья. Одним словом, общество с ограниченной ответственностью.

По данным прокуратуры, в средине июля 2006 года там работали 16 человек: 10 рядовых врачей онкодиспансера, бухгалтер и … семейный подряд. Александр Рябиков, работал в фирме в качестве врача-консультанта, двое его сыновей числились на должностях инженера-программиста и заместителя директора, роль самого директора филиала ООО «Укрмедконсалтинг» исполнял его сват, а сваха была техническим работником. После прокурорской проверки состав фирмы изменился. По данным прокуратуры, в настоящее время в ООО числятся лишь бухгалтер, директор и сам Александр Рябиков.

Зарплата в филиале небольшая, но и работа, особенно у некоторых ее представителей, что называется не пыльная. К примеру, в обязанности директора входит проставление подписей на документах. За этот «изнурительный» труд в феврале 2006 года директор получил 343 гривны, его супруга за уборку помещения размером 18 квадратных метров получила почти столько же, программисту, в чьи обязанности входил компьютерный набор необходимой филиалу документации, причиталось 578 гривен. Что делал заместитель директора, неизвестно, но в феврале его оклад составил 316 гривен. У Александра Рябикова ставка фиксированная. Ему в том же месяце фирма заплатила 419 гривен. Куда меньше получили рядовые врачи, работающие в «Укрмедконсалтинге» по контракту: их дополнительный заработок колебался от 1 грн. 86 копеек до 86 гривен.

Сотрудникам мелитопольской прокуратуры удалось выяснить, что ежегодно на расчетный счет филиала от оказания медицинской помощи персоналом онкодиспансера поступало около 60 тысяч гривен. Для сравнения, по данным той же прокуратуры, на расчетный счет онкодиспансера от благотворительных взносов пациентов по их заявлениям в 2005 году поступило всего 38 тысяч 920 гривен, то есть в два раза меньше. Все средства, которые поступали от больных на счет мелитопольского филиала ООО «Укрмедконсалтинг», шли по трем направлениям: на зарплату работникам филиала, оплату обязательных платежей, и 20% денежных средств уходило в головной офис в Запорожье.

Вышеизложенные факты прокуратура передала в городской отдел милиции в рамках уголовного дела, возбужденного по статье 184 Уголовного Кодекса Украины. Статья предусматривает наказание в виде штрафа в размере 100 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан, что составляет 1 тысячу 700 гривен или арест сроком на 6 месяцев (как правило, до этого никогда не доходит). Да и дойдет ли вообще разбирательство до суда, неизвестно. По крайней мере, в 2003 году уголовное дело было закрыто.

Зато теперь пациенты онкодиспансера хоть знают, куда идут их деньги.

По материалам hw.net.ua

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter