Четверг,
24 августа 2017
Наши сообщества

Чем провинились украинские ВИЧ-инфицированные перед Генпрокуратурой?

При всех министрах, схема коррупционной закупки сохранялась. В 2010 году государство переплатило 13 млн грн на покупку только пяти препаратов...

Всеукраинская сеть ВИЧ-инфицированных (официально организация "Люди, живущие с ВИЧ" или ЛЖВ) это не только общественная организация, это реальная общность людей, среди которых: бывшие офицеры, госчиновники, участницы конкурсов красоты, профессиональные спортсмены, сантехники и просто вчерашние дети из обычных семей. Все те, кто когда-то употреблял наркотики и был инфицирован, кто не употреблял наркотики, но был инфицирован, потому что имел близкие отношения с инфицированным, порой девушки, которые не знали других мужчин, кроме своего мужа, а узнали о ВИЧ-инфекции, когда становились на учет во время беременности, а также те, кто был инфицирован в больницах.

ЛЖВ - это прозрачная структура, которая создавалась исключительно инициативой своих членов, а потом уже завоевала авторитет своей четкой финансовой отчетностью и самоконтролем, благодаря чему начала получать средства от Всемирной организации Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ/СПИДом. Знаю, что одного из региональных руководителей ЛЖВ уволили после результатов проверки центрального офиса ЛЖВ, причиной которой стал сигнал об очень дорогих, несовместимых с его жалованьем для него и для его подруги, покупки, которые он начал делать после увеличения финансирования. ЛЖВ, которая сотрудничает с органами власти и медицинскими учреждениями, мощная организация, которая может служить примером не только другим общественным структурам, но и органам власти. Когда-то автор этих строк готовил книгу об этом сообществе, поэтому пишу об этом со всей ответственностью. За последние годы ЛЖВ часто оказывался и эпицентре скандалов. То они защищают больницу "Лавра", которую Кабмин хочет выселить из монастыря, то заявляют о гипердорогих закупках лекарств, которое осуществлял Минздрав. http://www.unian.net/ukr/news/news-389125.html

На днях ВИЧ-инфицированные выступили на конференции, где заявили, что впервые за всю историю лечения ВИЧ/СПИДа в Украине сложилась угроза прерывания антиретровирусной терапии в связи с тем, что препараты не были своевременно поставлены Минздравом в региональные центры СПИДа. Более 20 тысяч ВИЧ-положительных пациентов могут умереть только потому, что этих препаратов не хватит. Подтверждением этого были и выступления инфекционистов, и прямое включения портфолио-менеджер Глобального фонда борьбы с ВИЧ/СПИДом, туберкулезом и малярией Андреасом Тамбергом, который печально предупредил, что "ВИЧ не лечится политическим давлением", и выступления людей из регионов, в частности из Мариуполя, которые утверждали, что "ВИЧ-инфицированным придется ждать чуда, и умирать в ожидании чуда". Интересно, что утверждение об отсутствии поставок лекарств сопровождалось заявлениями о давлении СБУ, МВД и Генпрокуратуры. Через несколько дней мы решили спросить у руководителей организации ЛЖВ, как изменилась ситуация с закупкой лекарств и расспросить о давлении силовых структур на ВИЧ-положительных. УНИАН задал вопрос председателю организации ЛЖВ Владимиру Жовтяку.

Владимир, как происходит общение сотрудников центров СПИДа с Генпрокуратурой? Что это за история?

17 января прокуратура Подольского района во исполнение решения Киевской прокуратуры, (та получила предписание от Генпрокуратуры) начать комплексную проверку Всеукраинской сети ЛЖВ и Международного альянса ВИЧ-СПИДа и всех получателей средств от наших двух организаций. Напомню, более двухсот неправительственных организаций, центров СПИДа в регионах, которые были получателями грантовых средств в рамках Национальной программы борьбы со СПИДом начали проверять. Параллельно с этим письмом мы получили запросы о предоставлении документов от Департамента по борьбе с экономическими преступлениями. Интересно, что прокуратура Подольского района направила письмо в два часа дня, а в пять вечера она просила предоставить все документы. (К слову о нашей дисциплину. Налоговая администрация в конце 2009 года провела у нас комплексную проверку, по результатам которой признано, что никакий нарушений не было). Но вряд ли это интересовало тех, кто заказал проверку. Через неделю из прокуратуры нам еще раз послали запрос, в котором они просили предоставить все нотариально заверенные копии наших документов о всей наши деятельность в течение последних нескольких лет, и мы все сделали (это более 500 копий). Параллельно эти проверки проходят во всех регионах. Причем проверки в регионах парализуют оказание услуг. Люди, работающие в центрах СПИДа напуганы. Для подготовки документов, которых от них требуют, нужно время. Они готовят документы в прокуратуру и УБОП. При этом происходят проверки в наркоцентрах, где от руководителей требуют указывать фамилии ВИЧ-инфицированных, их статус. Порой у центров СПИДа стоят милиционеры, которые вылавливают клиентов и говорят, что ты не получишь лекарств, если не заполнишь анкету. Это противоречит целому ряду законов Украины.

Чем объясняет ГПУ свое внимание к вам?

Прокурор Николаевской области, когда дал поручение прокурорам районов проверять сервисные центры, ссылался на поручение президента. Помните в августе, была контрольная закупка наркотиков Адиминстрацией Президента, по результатам которой состоялось заседание СНБО и поручение Президента противодействовать наркомании. Но у меня вопрос. Президент дал поручение в августе. Почему проверка, еще и комплексная, началась через полгода? Что делали ГПУ, ОБНОН и УБЭП все это время? Почему вы не выполняли поручения Президента полгода?

По нашему глубокому убеждению это произошло потому, что в начале года мы стали поднимать вопрос об отсутствии препаратов для лечения ВИЧ-инфицированных. Мы спросили, где лекарства, когда, в каком количестве они будут закуплены? Потому что обеспечение сейчас является критическим за все годы. На этом сначала сказали, что все хорошо. А потом начались проверки. Эти проверки мы воспринимаем как ответ властей на наши вопросы и на наши требования прозрачности.

Какие у вас отношений с Министерством здравоохранения? С какого года вы отслеживаете суммы, которые они тратят на препараты против ВИЧ?

С 2004 года.

Вы получили право их контролировать?

Права не даются. Они или есть,или нет. Мы решили, что имеем такое право. Мы еще не были получателями средств от Глобального Фонда, но мы были субполучателями небольших средств на развитие социальных услуг для ВИЧ-положительных. Но в 2004 году мы решили поинтересоваться, как тратятся средства на препараты. (Тендер был проведен 2003 года). Мы обнаружили, что стоимость препаратов, которые закупает Министерство здравоохранения в 29,6 раз выше чем, та, по которой покупал препараты Глобальный Фонд. Кстати, тот тендер отменили. При "оранжевом" министре были закуплены другие препараты, но цены по других препаратах все равно в 4-7 раз отличалась от рыночных.

То есть все эти годы, при всех министрах, схема такой коррупционной закупки сохранялась. В прошлом году государство переплатило 13 миллионов гривен на покупку только тех пяти препаратов, которые мы также закупаем. Вообще, хочу напомнить историю. В 2003 году Глобальный Фонд попытался дать грант государственным органам власти. В этом году Министерство здравоохранения было основным реципиентом получателем средств от Глобального фонда. Но из-за того, что Министерство не выполняло программную деятельность, задерживало средства для организаций, которые оказывали социальные услуги и попыталось закупить антивирусные препараты по завышенной цене, Глобальный фонд приостановил грант, отозвал из министерства все деньги.

Ваша организация тоже покупает препараты для ВИЧ-инфицированных. Как вы покупаете лекарства?

Согласно нашей программы, часть лекарств покупает Министерство здравоохранения, а часть - мы. Мы покупаем, как у производителей, так и у международных компаний, специализирующихся на закупках генериков (качественных аналогов всемирно известных препаратов - брендов). У них фиксированная цена, наценка в которых колеблется от 5 до 7% от стоимости препарата. Они поставляют препараты, прошедшие преквалификацию Всемирной Организации здравоохранения, поэтому имеют минимальные стандарты качества, плюс они делают выборочный контроль стандартов качества. Но когда мы покупаем препараты - бренды, что позволяет наше законодательство, то мы покупаем напрямую у производителя, благодаря чему мы смогли в прошлом году сэкономить около ста тысяч долларов, которые мы пустили на расширение количества людей, получающих антиретровирусную терапию.

Мы тратим деньги и на уход за больными, на центры СПИДа. Мы отремонтировали сотни клиник, центров, отделений для лечения ВИЧ-позитивных.

Вы не думаете, что этим давлением власти хотят заменить ваши ВИЧ-сервисные организации другими лояльными к себе?

Поверьте, в Украине нет другой организации, которая бы больше, чем организация "Люди, живущие с ВИЧ", была бы заинтересована в реализации программы Президента противодействия СПИДу. Не может быть такой организации. Мы приложим все усилия, чтобы остановить болезнь. Но мы неугодны отдельным кланам, которые уже который год делают поставки лекарства в Министерство здравоохранения.

После вашей пресс-конференции, где вы заявляли об отсутствии лекарств, Минздрав  среагировал?

Выпустило релиз, где написало, что проблема отсутствует, но уточнил, что в некоторых регионах нет лекарств. Проясню ситуацию - 20 тысяч человек принимают препараты антиретровирусной терапии, которую нельзя прерывать. Но запас этих препаратов равен нулю в большинстве областей. Более 8 тысяч больных нуждаются в лечении этой терапией, готовы его принимать, но им не дают. Если Министерство поставит лекарства, то в лучшем случае для двадцати тысяч. А остальные могут умереть из-за того, что не начали лечение.

Маша Мищенко, УНИАН

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение