Лучший молодой фтизиатр Донецкой области Марина КОЗИНЕЦ: Я вхожу в жизнь больного...
Лучший молодой фтизиатр Донецкой области Марина КОЗИНЕЦ: Я вхожу в жизнь больного...

Лучший молодой фтизиатр Донецкой области Марина КОЗИНЕЦ: Я вхожу в жизнь больного...

11:51, 01.06.2010
8 мин. 86

Цель конкурса "Лучший молодой фтизиатр" - поднять мотивацию молодых специалистов и врачей интернов к работе во фтизиатрической службе...

Благотворительный фонд Рината Ахметова "Развитие Украины" совместно с Главным управлением здравоохранения Донецкой облгосадминистрации в рамках "Программы преодоления эпидемии туберкулеза в Донецкой области в 2007-2011 гг." инициировал проведение в Донецкой области ежегодного конкурса "Лучший молодой фтизиатр". Его цель - поднять мотивацию молодых специалистов и врачей интернов к работе во фтизиатрической службе, а также сделать престижной и актуальной профессию врача - фтизиатра.

В этом году первое место в номинации "Лучший молодой врач-фтизиатр" присуждено Марине КОЗИНЕЦ - врачу туберкулезного кабинета центральной городской больницы г. Димитрово. Победители получили денежные премии от Фонда Ахметова - 5 тыс. грн. за первое место, 3 тыс. грн. и 2 000 грн. за второе и третье места соответственно.

УНИАН побеседовал также с победительницей областного конкурса "Лучший молодой фтизиатр" Мариной КОЗИНЕЦ.

 

- Марина, расскажите, пожалуйста, о себе – сколько Вам лет, где, кем и сколько работаете?

- Мне 31 год, я работаю в тубкабинете центральной городской больницы города Димитрово. Работаю по этой специальности полтора года – с 1 августа 2008 года я пришла в эту профессию, до этого я была врачом терапевтом.

Я закончила украинскую медицинскую академию в городе Полтаве, интернатуру прошла на базе Донецкого медуниверситета и затем на базе кафедры фтизиатрии и пульманологии этого вуза окончила курсы специализации. Я переквалифицировалась, раньше работала терапевтом.

- Что побудило к смене специализации?

- Я всегда хотела быть узкопрофильным специалистом. У меня, честно говоря, предоставлялась другая возможность – стать дерматовенерологом, но при выходе из декретного отпуска, когда я пришла к главврачу с таким предложением, он меня стал убеждать выбрать фтизиатрию.

Дело в том, что нашей больнице очень нужен был врач-фтизиатр, потому что три года больница была без фтизиатра. У меня главный врач очень мудрый и опытный руководитель, ему удалось меня убедить. Работая терапевтом, я все равно постоянно сталкиваюсь в своей практике с больными туберкулезом, а будучи фтизиатром, буду получать надбавку за вредность.

Я сейчас одна фтизиатр на весь город, я вхожу и в координационный совет противодействия туберкулезу и ВИЧ-СПИДу, вхожу в  медсовет, на мне отчеты и все-все больные,  все они мои и те, которые не хотят ложиться в стационар, и те, которые там проходят лечение.

- Какова численность населения г. Димитрова и сколько в городе больных?

- За 2009 год у нас были зарегистрированы 43 впервые выявленных больных, ежегодно в городе в среднем регистрируется до 50 новых выявленных случаев заболевания . Население г. Димитрова – около 54 тыс. человек. Получается,  что заболеваемость у нас за 2009 год была 81,4 на 100 тыс. населения – это много, потому что порог эпидемии считается – 50 случаев на 100 тыс. населения. В Димитрово заболеваемость выше  среднеобластного уровеня на 7%.

Среди впервые выявленных случаев заболевания есть и тяжелые стадии, в запущенных формах с распадом и бактериовыделением, и таких практически половина.

 - Скажите, у вашего мужа, у ваших родственников не было тревоги за вас, ведь фтизиатр – опасная профессия.

- Была опаска. В то время, когда я думала о том – быть мне или не быть фтизиатром, меня отговаривали все родственники, даже все коллеги по работе, абсолютно все, никто не поддерживал, кроме моих руководителей – главврача и заведующей. Но я все равно выбрала эту специальность. И вы знаете, мне нравится моя профессия.

- Насколько вы защищены у себя в поликлинике, у себя в кабинете?

- Когда я выбирала специализацию, кстати, сыграло роль и то, что был сделан капитальный ремонт в тубкабинете. Приезжали с проверкой врачи областной СЭС и были удивлены созданными условиями.

Коллектив у нас в отделении маленький – всего три медсестры и одна санитарка, но пять кабинетов. Есть отдельный кабинет для профосмотра - то есть, пациенты заходят отдельно и не сталкиваются с постоянными больными. Также у нас отдельный кабинет, где больные принимают медпрепараты, поэтому, если у них нет никаких жалоб, они могут в мой кабинет и не заходить. Есть у нас отдельный кабинет, где медперсонал обедает, это комната отдыха, и там все изолировано совершенно. У нас есть, где принять душ после осмотра, если в этом есть необходимость. Это все в нашем отделении. У нас есть отдельная компьютерная комната.

Также мы часто проветриваем кабинеты, убираем помещение специальными физрастворами повышенной концентрации.

Кроме того, по требованиям нашего инфекционного контроля больные носят марлевые маски, они слушают предписания и придерживаются их.

- Вы помните своих первых больных?

- Да, я помню своих первых больных… Люди в начале приходят перепуганные, когда узнают о своей болезни. Они не верят, и в какой-то мере с ними нужно быть психологом и любить своих больных. По-другому нельзя, больные это тоже чувствуют, потому что иначе не будет доверия, иначе они не будут лечиться. Я в этом уже убедилась.

- Есть у Вас лично надежда и убеждение, что реально можно изменить ситуацию с заболеваемостью туберкулезом?

- Да, конечно, только на это и надеюсь. Я чувствую свою ответственность. Да, конечно, и смертельные случаи были на моем опыте работы. Но, в основном, смертельные случаи -  у ассоциальных групп населения, которые сами не хотят лечиться.

Хотя болеют всякие, из разных социальных слоев, в том числе и достаточно обеспеченные люди. Однако я уверена, что если человек хочет вылечиться, он вылечится.

Лечение длится минимум  6 месяцев, может 8 – 10 месяцев. И излечились уже на моей практике очень многие, став абсолютно здоровыми. Вот, например, на днях на детской площадке я встретилась со своей бывшей больной, которая приехала гулять с шестимесячной дочкой.

Вообще, одна из особенностей фтизиатрии состоит в том, что врач входит в жизнь больного, потому что, такое длительное лечение способствует установлению продолжительного контакта с ним, с его семьей. Просто уже срастаешься с больными, с их судьбами, и даже начинаешь принимать участие в их жизни. И иногда я чувствую, что играю в их жизни главную роль, становлюсь буквально членом семьи.

 - Скажите, Ваши родители, муж теперь успокоились за вас после полутора лет работы?

Да, вы знаете, они успокоились. Тем более, что я им всегда говорю, что мне работается хорошо. Муж удивляется, что меня многие узнают в городе и здороваются.

Я ему о своей работе особенно ничего не рассказываю, не говорю о своих больных, потому что городок у нас маленький, люди друг друга знают, и я соблюдаю врачебную этику. Вообще-то в моей семье медиков кроме меня нет никого, просто я захотела быть врачом еще со школьных лет. Папа горняк – начальник участка на шахте «Краснолиманская», муж шахтер. А сын, которому сейчас 4,5 года, на меня глядя, говорит, что будет доктором.

- А какая у Вас зарплата?

- С марта месяца добавили за стаж, и теперь у меня 10% идет надбавка за 9-летний стаж работы – сейчас получаю 1,6 тыс. грн., до этого было - 1,5 тыс. грн.  В этой зарплате, кроме того, у меня ставка с четвертью, 25% - доплата за интенсивный труд и 30% надбавки за вредность. То есть, если брать «голую» ставку, то она после выплаты налогов составляет около 800 грн.

- Для Вас эта премия в 5 тыс. грн., конечно, существенна? На что ее потратите?

- Да, конечно, существенна. Хочу потратить эти деньги на что-то памятное, надо что-то купить, чтобы напоминало об этом событии.

Ну, например, у меня нет компьютера…

Беседовала Елена Колгушева

загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь