Пятница,
22 сентября 2017
Наши сообщества

Почему врачи пренебрегают «работой над ошибками»?

Как пациенту защитить свои права, если среди медиков господствует корпоративная солидарность в худшем ее понимании?..

Вернуться к теме врачебных ошибок меня заставило сообщение о том, что в Киевском районном суде г. Полтавы состоялось первое судебное заседание по иску полтавчанина Александра Киблицкого к 5-й городской клинической больнице и областной клинической больнице.

Почти год назад в реанимации областной больницы в коме умерла его 21-летняя дочь Наталия Киблицкая. Перед тем целый месяц она находилась в 5-й городской больнице, куда поступила на восьмой неделе беременности с признаками сильного токсикоза. Родственники умершей считают причиной смерти халатность врачей, неправильный диагноз. Лечащий врач-гинеколог 5-й больницы отказал пациентке в проведении ультразвукового обследования, не назначил анализ крови на торч-инфекции. Анализы сделали уже в областной больнице, а результаты получили только после смерти молодой женщины. Отец утверждает, что часть медицинских документов поддельная, подделаны подписи умершей. Сейчас этот факт должна подтвердить или опровергнуть экспертиза.

Справка по результатам служебного расследования, проведенного областным управлением здравоохранения, указывает на ошибки в лечении пациентки. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела по факту смерти Н.Киблицкой.

За многолетнюю журналистскую деятельность мне, к сожалению, неоднократно приходилось писать о так называемых врачебных ошибках, цена которым — непоправимый вред здоровью или даже жизнь человека. Но не пришлось встречаться со случаями, чтобы врачи извинились за свою небрежность, непрофессиональность и халатность. Редко против людей в белых халатах (неужели «халатность» — от слова «халат»?) возбуждают уголовные дела, еще реже врачи садятся на скамью подсудимых и совсем в исключительных случаях они несут ответственность в соответствии с законом. Преобладающее же большинство ошибок медиков, утверждает народная мудрость, прячет сырая земля.

Несколько лет назад умер бывший политический обозреватель «Полтавської думки» и автор «Полтавського вісника» Валентин Опришко. В течение двух лет (с 16.02.02 по 24.03.04 гг.) он лечился у уролога облбольницы восстановительного лечения С. Весь этот период врач ставил ему диагноз «хронический простатит». Впрочем, по данным ультразвукового обследования (УЗО), аденома определялась сначала как І степени, а со временем увеличилась до ІІІ ст. В марте 2004 г. после настойчивых требований В.Опришко он наконец получил направление к онкоурологу, который и поставил диагноз, а, по сути, приговор: рак предстательной железы.

То есть два года лечащий врач С. медлил с направлением пациента, больного простатитом, на консультацию к врачу-онкологу, не направил на анализ крови на гормоны (PSA) и пункцию опухоли на цитоанализ.

Валентин Павлович Опришко умер летом 2007 года в страшных мучениях. Последней помощью от медиков был морфий, который хотя бы немного уменьшал боль.

Неизвестно, рассматривала ли аттестационная комиссия облздравуправления вопрос о пересмотре квалификационной категории уролога С. Знаю, что он спешно продал квартиру в центре Полтавы и выехал на постоянное местожительство в Киев, где продолжает работать урологом...

Главный онколог области В.Лукашенко в разговоре со мной хотя и не весьма высоко оценил профессиональный уровень уролога С., все же сказал, что вдове В.Опришко едва ли удастся через суд доказать вину С. в онкозаболевании мужа, что привело к летальному исходу.

Что говорить об отношении врачей к простому смертному, если даже к своим, к коллегам-медикам отношение такое же. Вот письмо Светланы Федоровны Пятенко: «Обращаюсь к Вам, пани Людмила, со своим личным горем, которое, по моему мнению, имеет общечеловеческое значение. В феврале 2003 года внезапно и нелепо умер мой муж Владимир Пятенко, который много лет, с открытия, был главврачом 3-й городской поликлиники Полтавы. Смерть наступила от анафилактического шока, возникшего от введения обезболивающего. Я врач, сын тоже. На наш взгляд, врачи кардиоотделения Полтавской облбольницы, где и произошла трагедия, допустили ошибку при установлении диагноза и лечении.

Несмотря на запись в карточке В.Пятенко о том, что у него аллергия на антибиотики, аллергические бронхоспазмы (однажды он едва не умер от обезболивающей инъекции при лечении зуба), ему назначали антибиотики. Наши с сыном возражения вызвали у врачей кардиоотделения только раздражение. Врачи отрицали аллергию. Причиной смерти мужа они считают третий инфаркт миокарда (после двух недель лечения в отделении). Но что же это за инфаркт, который три часа ничем себя не проявлял, кроме кратковременной потери сознания после приступа стенотического кашля (что бывало и раньше)? Муж умер после того, как ему поставили капельницу в подключичную вену. Но нам так и не сказали, какой препарат ему вводили, как и не сообщили, какие реанимационные меры проводили. Случайно выяснилось, что вводили промедол — именно тот препарат, который при поливалентной аллергии мужа был ему противопоказан и который вызвал анафилактический шок...».

Письма С.Пятенко на нескольких страницах в облздравуправление — не только крик души, это глас вопиющего в пустыне. «Но 13 профессиональных вопросов, которые я задавала руководящим медикам, — подчеркнула Светлана, — так и остались без ответа, словно я общалась со слепоглухонемыми».

Когда через несколько месяцев после потери мужа Светлана пришла в себя, ее не обуревала жажда мщения, она не пошла в суд с иском против врачей, а только обратилась в облздравуправление с просьбой разобрать этот клинический случай на совещании медиков. Но этой благородной женщине отказали даже в том, чтобы положить смерть дорогого ей человека на алтарь медицинской науки. Светлана Пятенко скончалась, так и не дождавшись от коллег негромкого: «Извините!»

***

Почему так часто случаются «докторские ошибки» и почему медики так упорно пренебрегают «работой над ошибками»? Почему не выполняют требования ст.6 Закона Украины «Основы законодательства Украины об охране здоровья»? Ведь в соответствии с ними каждый гражданин Украины имеет право на охрану здоровья, которая предусматривает, в частности, квалифицированную медико-санитарную помощь; достоверную и своевременную информацию о состоянии своего здоровья, возмещение причиненного здоровью вреда.

Как пациенту защитить свои права, если среди медиков господствует корпоративная солидарность в худшем ее понимании?

На этот вопрос пытается дать ответ Харьковская правозащитная группа, которая с января с.г. реализует проект «Центр правовой помощи пациентам» 8(057) 700-62-81, поддержанный Международным фондом «Возрождение». Пациенты, которые считают, что врачи нарушили их права, могут обращаться за юридической помощью по указанному телефону.

Людмила Кучеренко

www.zn.ua

 

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение