Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Операции в спортивной хирургии становятся все менее травматичными

Спортивная травматология и хирургия — направление достаточно недешевое. Высокая точность достигается не только виртуозностью хирургов, но и благодаря дорогостоящей технике...

Фига хирургу

Разве думала женщина, что попытка помочь соседу будет стоить ей перелома локтевого отростка со смещением? А рука-то правая, и возраст уже далеко за пенсионный.

Сведущие люди сразу посоветовали: ищите спортивного травматолога. Те своих пациентов быстро возвращают в строй — спортсменам нельзя долго залеживаться, им бы быстрей к тренировкам и рекорды новые ставить…

Операция оказалась непростой (перелом сопровождался целым букетом сопутствующих травм — разрывом связок, значительным повреждением сустава), не обошлась без применения металлоконструкций, и закончилась под вечер. А уже на утреннем обходе заведующий клиникой попросил: «А ну-ка, быстренько покажите мне кукиш!». Пока пациентка недоуменно пыталась соорудить комбинацию из пальцев, смущенно бормоча «Доктор, только не вам», профессор удовлетворенно отметил: «Пальцы двигаются, нервы не задеты».

«Подвижность сустава на 100 процентов, увы, вернуть уже не удастся — слишком объемные костные повреждения. Но причесаться, закинув руку за голову, женщина сможет. Конечно, движения с большим усилием, например гвоздь забить молотком, уже не получатся, — объяснил после операции хирург Владимир Заец. — И еще впереди кропотливая работа по разработке и восстановлению функции сустава, удаление металлической пластинки…»

Перед травмой любой организм может спасовать. Спортсмены же рискуют всегда: спорт — тяжелая работа, связанная со значительными перегрузками мышц, суставов, сухожилий. Нагрузки зависят от вида спорта, соответственно, уязвимые участки разные. Знание этих особенностей и дает хирургам возможность найти иногда необычную причину боли, устранить ее (кстати, не обязательно с помощью операции) и как можно быстрее вернуть пациента в строй.

В кабинете у заведующего клиникой спортивной и балетной травмы Института травматологии и ортопедии АМН Украины, профессора Александра Коструба фотографии и автографы известных людей — спортсменов, артистов, ветеранов спорта. Солист Королевского театра Ковент-Гарден Иван Путров даже приглашал на свое выступление в Лондон. Правда, имена своих пациентов, храня врачебную тайну, доктора в основном не называют.

В углу примостился скелет, на стенах плакаты с анатомией мышц, сухожилий, суставов. Клиника — школа для врачей, которые занимаются спортивной травмой или артроскопией, база для слушателей военно-медицинской академии. Да и пациенту, бывает, нужно показать, что у нeго за травма и как ее будут лечить.

Расти, мой хрящ…

В динамичных видах спорта прежде всего страдают коленный сустав, затем голеностопный, плечевой суставы и ахиллово сухожилие. Две трети травм у спортсменов — повреждения хряща. Исследования по эффективному излечению людей с деформациями хряща в мире ведутся давно. Ведь хрящевая ткань — одна из немногих, практически не поддающихся восстановлению в силу низкого митотического потенциала (способности к делению) клеток-хондроцитов, ее образующих.

Занимались этой проблемой и в Институте травматологии и ортопедии. Однажды Александр Коструб беседовал с академиком Валентином Грищенко, директором Института проблем криобиологии и криомедицины в Харькове. Валентин Иванович рассказывал о стволовых клетках, а Александр Алексеевич, в свою очередь, спросил, можно ли попытаться вырастить хрящ или клетки, которые замещают хрящевые. Академик ответил, что это сложно, но попробовать можно. Экспериментальные исследования проводили на кроликах: в поврежденный сустав пересаживали стволовые клетки и… получили идентичный хрящ. Гистология, срезы, патоморфология подтвердили практически его полное восстановление. По этому поводу профессор Коструб делал доклады в итальянском городе Сан-Сальмаджоре и в Москве, заинтересовал коллег и из Швеции, Швейцарии, Австрии.

А дальше нужно было приступать к клиническим исследованиям. В клинику обратился молодой футболист Валерий. После трех операций ему светила перспектива инвалидности…

— Я показал рентгеновские снимки ведущим специалистам на Западе, и они вынесли вердикт: нужно ставить искусственный коленный сустав, — рассказывает Александр Коструб. — И это спортсмену в 24 года? Решили рискнуть. Рассказали о наших экспериментальных исследованиях, о том, что шанс есть...

С тех пор прошло два года, уже сделано 12 таких операций. Результаты хорошие, всех пациентов мы наблюдаем. Недавно приходил на очередную консультацию и Валерий. Работает, тренируется. В большой спорт ему вернуться будет сложно, потому что, кроме повреждения хряща, имелись повреждения связок, да и после тех трех операций прошел длительный период.

Во время операции из крыла подвздошной кости пациента иголкой берут немного костного мозга, помещают в специальный термос и отправляют в Харьков, в Институт проблем криобиологии и криомедицины. Через три недели в Киев передают ампулу с полученными стволовыми аутоклетками, которые и вводятся в сустав. Технология непростая и недешевая — от 10 до 15 тыс. гривен. Хотя в Америке, например, трансплантация некоторых клеток исчисляется уже десятками тысяч долларов.

— Я, например, вижу медицину будущего в том, чтобы подобным образом заменять поврежденные части хряща, синовиальной оболочки, сухожилия, — замечает Александр Алексеевич. — Правда, здесь большую роль играет фактор времени — чем раньше человек к нам поступает, чем раньше замечены дефекты, тем больше перспектив на выздоровление.

— Однако многие ученые в мире, и мы также, считаем, что потенциал стволовых клеток достаточен, чтобы использоваться не только при свежих повреждениях хряща, но и при дегенеративных. То есть появляется перспектива в преодолении артроза, который сегодня неизлечим (лишь на ранних этапах развитие болезни можно приостановить), — рассказывает врач-ортопед Иван Засаднюк. — Разными формами заболевания суставов страдает около 4% населения Земли, 30% случаев временной потери трудоспособности и 10% инвалидности связано с поражением больших суставов. Собственно говоря, потому мы и начали заниматься стволовыми клетками. Сегодня в основном применяется технология выращивания хондроцитов (этим занимаются многие передовые клиники Европы). Но и к ней прибегают только при свежих дефектах.

Конечно, мы только в начале пути применения стволовых клеток для восстановления хряща, думаю, для широкого внедрения понадобится немало времени, но первые результаты обнадеживающие, метод запатентован, сотрудничаем в этом вопросе с польскими коллегами …

«Болезнь Протасова» и факторы роста

Спортсмены, занимающиеся футболом, регби, американским футболом, хоккеем, после травм коленного сустава более всего страдают от травм и перегрузок сухожилий паховой области. Зачастую здоровые молодые ребята не могут нормально бегать, выполнять передачу мяча, сделать сильный удар. Обращение к врачу нередко заканчивается грыжесечением. После выздоровления начинают тренироваться и… боль возвращается.

Медсестра Нинель Ельчик демонстрирует процесс выделения факторов роста

— В Советском Союзе этот симптомокомплекс называли «болезнью Протасова». Ведь из-за него бывшему тренеру «Днепра» пришлось расстаться со спортом, — рассказывает врач-ортопед Роман Блонский. — И сейчас в мире нет четкой системы диагностики этой проблемы. В повседневной жизни спортсмена ничего не беспокоит. Но как только начинаются однотипные нагрузки на тренировках, боль возвращается. Это ARS-синдром, т. е. энтезопатия в местах прикрепления приводящих мышц бедра и прямой мышцы живота к костям таза. Спортсмены грешат на паховые кольца, на самом же деле требуется иссечь нежизнеспособную ткань сухожилий и подшить их к месту анатомического крепления.

— Мы увидели, что от 60 до 75% таких больных можно лечить консервативно, операция же необходима лишь 25—30%, — замечает Александр Коструб.

— Попробовали в лечении новые методики, — продолжает Роман Блонский. — Среди них — факторы роста — собственные стимуляторы репаративного процесса пациента. Перед опера­цией берется 40 мл крови из вены, определенным способом (мы приобрели необходимое оборудование) выделяется фракция, отвечающая за ускорение процессов регенерации: один-полтора кубика. И во время операции после всех необходимых манипуляций специальным шприцем факторы роста вводятся в поврежденное место. Процесс регенерации начинается через пять минут после введения. В среднем факторы роста ускоряют процессы восстановления в десять раз. Спортсмена на пятый день выписывают, а через шесть недель он приступает к полноценным тренировкам. Используются факторы роста для восстановления сухожилий, соединительной ткани. За два с половиной месяца с введением факторов роста прооперировано уже около десяти спортсменов, играющих в профессиональных футбольных клубах.

Хирургам помогает артроскоп

Впервые эту технологию применили испанские врачи. Они полностью провели экспериментальные исследования и методика начала распространяться по Европе. В Украине ею пользуются в клинике нашего института и в медицинском центре ФК «Шахтер». В клинике, скажем, Варшавы, подобная операция стоит 20 тысяч евро. В нашей же клинике цены чуть ли не в сто раз ниже.

— Кому показана операция с дополнением факторов роста?

— В принципе всем. Потому что даже если ткань сухожильных волокон, надкостница изменены по минимуму, то ускорение в десять раз репаративных, регенеративных процессов весьма немаловажно. Ведь для футболиста время — это деньги.

Александр Коструб:

— Современные операции становятся все менее травматичными. Как, например, закрытый шов при свежих повреждениях ахиллового сухожилия, которым занимается кандидат медицинских наук Владимир Заец, артроскопичное (из небольшого прокола) удаление поврежденной части мениска коленного сустава или его сшивание, на чем специализируется Вадим Манжалий.

«Мягко, но настойчиво вели нас к победе над болью…»

Так благодарили персонал клиники бывшие остарбайтеры, которым на ее базе было сделано около двухсот операций по замене суставов.

Вера Михайловна Зеленская из Запорожья прожила нелегкую жизнь. Вначале репрессировали отца, рабочего завода «Коммунар», мать осталась беременной с четырьмя детьми. Началась война, и пятнадцатилетнюю девочку устроили выгружать известь из известковых печей. Работа эта была адская даже для взрослого. Когда начали угонять молодежь в Германию, скрывалась в плавнях, но проколола камышом ногу, не могла ходить и наведалась домой. Тут ее и взяли.

…Первое время работать Вера не могла — нога начала загнивать. Потом ноги пухли уже от голода и от 12-часового стояния на ногах за станком. Зиму девушка проходила в деревянных колодках-ботинках без чулок. Уже потом, далеко после войны, получая документы на компенсацию, узнала Вера Михайловна, что работала она на заводе концерна «Фольксваген» в городе Вальсбурге.

С возрастом пережитое и старые травмы дали о себе знать. Вере Михайловне потребовалась операция по замене двух коленных суставов. По организованной Украинским национальным фондом «Взаимопонимание и примирение» при Кабмине программе протезирования она попала в ТОВ «Остеон О» при клинике спортивной и балетной травмы, которое выиграло тендер на проведение этих операций. «Низко кланяюсь, целую золотые руки тем, кто спас мне жизнь. Выходили нас, как детей», — выписываясь, написала В. Зеленская, ныне член Запорожского областного комитета Украинского союза узников, в книге отзывов. И подарила Александру Кострубу изданную в Запорожье книгу воспоминаний остарбайтеров и бывших узников «По ту сторону войны», где есть рассказ и о ее судьбе. Недавно Вера Михайловна наведалась в клинику и следующего пациента привела.

«Дорогу золотом устелила бы профессору, докторам, массажисту, медперсоналу, нянечкам, тем, кто еду раздавал…» — от всей души благодарна Елена Охримовна Громова. «Блонский Роман Иванович, наш лечащий врач, в любой день недели (даже в выходные) был с нами, мягко, но настойчиво вел нас к победе над болезнью», — подчеркивают Мария Марковна Бойко, Мария Моисеевна Петренко, Анна Михайловна Стрижкова. Собственно говоря, из подобных отзывов можно было бы тоже составить книгу.

Мы хотим… всем рекордов

Рекорды можно ставить не только в спорте. Рекорды в восстановлении здоровья долги, кропотливы, скрупулезны и не всегда увенчаны лавровым венком — ведь кто-то может прийти к открытию нового метода раньше или особенности организма не подкрепят сделанное врачами...

— Спортивная травматология и хирургия — направление достаточно недешевое. Высокая точность достигается не только виртуозностью хирургов, но и благодаря дорогостоящей технике — вы ведь взяли курс на малоинвазивные, малотравматичные технологии. Рассчитываете ли на какую-то помощь государства?

— Ну зачем терять время и обивать пороги… Директор Института травматологии и ортопедии АМН Украины Георгий Васильевич Гайко и администрация нас всячески поддерживают. В научном плане у нас позитивная динамика. А клинику свою, которой исполняется пять лет, мы оборудовали сами, — отмечает Александр Коструб. — Современнейшая аппаратура, операционные столы, система «Поток» для обеззараживания воздуха в операционной, специальные кровати куплены с помощью спонсоров и друзей. Смотрите (Александр Алексеевич выдвигает ящик стола), вот специальные выкусыватели, вот зажимы (по полторы тысячи долларов каждый. — Авт.) — таких у нас не делают, а во время операции их необходимо до 20 штук… Это я был на конференции за границей, купил и привез. Так быстрее и проще.

В Вене, например, с населением 800 тысяч, спортивных клиник больше 14. В Киеве, кроме нас, еще две: клиника спортивной травмы при Институте физкультуры и частная клиника доктора Линько в 7-й больнице в Святошино. Клиники подобного направления есть еще в крупных областных центрах: Ривном, Запорожье, Львове, Донецке, Харькове — около 14 городах. Пациентов со сложными случаями направляют к нам в Институт травматологии и ортопедии. Раз в год врачи нашего направления (меня в этом году выбрали президентом Ассоциации спортивной травматологии, хирургии коленного сустава и артроскопии) собираются на конференции, приглашаем на них и ведущих специалистов мира.

В месяц в среднем в клинике делается 50—60 операций (консервативное лечение не в счет). За пять лет существования уже солидная цифра образовалась…

***

А ведь использование специальных методик и для людей, далеких от спорта, открывает новые возможности для быстрейшей реабилитации и возвращения к нормальной жизнедеятельности. И в спортивно-хрящевой роман можно вписывать новые главы под девизом, напоминающим олимпийский: «быстрее, точнее, качественнее»…

Ирина Деркач

www.dt.ua

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение