Василий Князевич: Украинская медицина сегодня загнана в тень

Василий Князевич: Украинская медицина сегодня загнана в тень

Министр здравоохранения – больше политик или медик?.. Считает ли он украинскую медицину крупнейшим коррупционным монстром?.. Чувствует ли себя комфортно в должности министра и были ли моменты отчаяния, когда хотел уйти в отставку?..  Интервью

Министр здравоохранения – больше политик или медик?.. Считает ли он украинскую медицину крупнейшим коррупционным монстром?.. В своих министерских решениях руководствуется политической целесообразностью?.. Чувствует ли себя комфортно в должности министра и были ли моменты отчаяния, когда хотел уйти в отставку?..

Министр здравоохранения Украины Василий Князевич  дал интервью УНИАН.

Господин министр, как врач, какой диагноз Вы могли бы поставить украинской системе здравоохранения – она смертельно больна или ее можно еще реанимировать? Что ее вернет к жизни?

Это - хроническое состояние, тяжелое состояние заболевания. Нужно сказать, что сердце, и некоторые другие жизненно важные органы еще работают, но необходимо  применять серьезные реанимационные мероприятия.

А может лучше дать ей спокойно умереть, и начать создавать что-то новое?

Можно идти и таким путем ничего не трогая, но этот путь в никуда. С собой “на тот свет” она будет забирать все больше и больше наших граждан.

Есть часть людей, которых удовлетворяет существующее положение вещей в медицине. Кто-то из них ездит лечиться за границу, для них это не проблема, кто-то имеет возможность купить себе качественные медицинские услуги в Украине. А что делать остальным?..

Есть ли среди врачей такие, которых устраивает нынешнее состояние системы здравоохранения?

Есть. Это врачи, что на определенном этапе стали монополистами в предоставлении определенных медицинских  услуг. Те, которые возглавляют ведущие медицинские учреждения, центры, подразделения.

Возможно помогли бы радикальные меры?

Я - не сторонник революций вообще. Я считаю, что в этой жизни нужно дать шанс каждому. Например, нельзя требовать у человека в 50—60 лет, когда врач завершает свой профессиональный путь, чтобы он владел английским, чтобы он ездил стажироваться за границу. Ему нужно дать возможность доработать. Считаю, что в медицине, в целом в обществе, достаточно  революций. Все должны спокойно работать и четко понимать чего мы хотим, куда мы идем. Тогда мы что-то построим. Если же шарахаться из стороны в сторону, сегодня -  так, завтра - иначе, вытягивать что-то эпизодами и опираться в своих действиях на популизм, позитивного результата не будет.

В руководстве отраслью избегаете непопулярных методов?

Что значит непопулярные?

В этом часто обвиняли Вашего предшественника Николая Полищука. Вспомним, в частности, его приказ о распределении молодых специалистов в сельскую местность и другие...

У меня свой путь, свое понимание. Я начал с реформирования сельской медицины. Там родился и жил. И мне, как никому другому, хотелось, чтобы там были нормальные условия: достойная зарплата, жилье, транспорт, телефон. Тогда в село захотят ехать работать. Считаю, именно такой путь приемлем. 

Нынешнюю систему следует менять. Я считаю, та реформа, которую мы предложим,  объективно будет отбрасывать неквалифицированных врачей. Это будет саморегулирующаяся система. Будет самостоятельный участковый врач, с которым больной подписывает соглашение, за вами будут  идти деньги, которые будут выделяться на конкретного человека. Врач, при необходимости, будет направлять в больницу. Отношения перейдут в экономическую плоскость.

Речь идет о страховой медицине?

Это лишь элемент страховой медицины. В концепции прописана ответственность врача, его права, права пациента. Будут разработаны новые стандарты, ведь старые разрушили, вместо этого ничего другого не предложили. Врач не будет ходить на работу просто просидеть день. Неквалифицированные работники будут отсеиваться. Не исключаю, что в «недобросовестных» больницах могут возникнуть проблемы с пациентами, которые просто не будут идти туда. Необходимо что-то делать и с тем, что кое-кто из пожилых людей попадает в больницу, чтобы просто полежать.

У нас сейчас существует спор, будет ли это социальное страхование, которое влечет за собой создание фонда, или что-то другое. Государство будет держать руку на пульсе и руководить процессом. Страховые компании будут принимать участие, иметь прибыли, но они  не должны государству диктовать свои условия. Имею надежду, что в следующем году мы сможем дать ответ, какие медицинские услуги может получить человек за выделенные бюджетом средства.  Мы изменим саму идеологию относительно предоставления медицинской помощи, ввиду конституционной нормы безоплатности в медицине.

Украинскую медицину называют “крупнейшим коррупционным монстром”. Вы с этим согласны?

Нет, не согласен. Придерживаясь этой логики, скажите, кто в нашей стране не коррупционный? У нас все общество коррумпировано? Кто говорит о коррупции в медицине, пусть сначала каждый вспомнит себя - когда и насколько честно проходил свой путь. Вот Вы никогда не несли врачу коробку конфет, бутылку коньяка или деньги в конверте?

Так это и вина пациента?

Это вина и  того, кто дает, и того, кто берет.  Все общество должно противостоять таким отношениям, если не хочет дальше жить в этой системе. Если не хотите, чтобы вас медики плохо обслуживали, давайте что-то менять все вместе.

Квалифицированный врач должен получать достойную зарплату и чувствовать себя достойно. Тогда ему просто унизительно будет брать «взяточки». Высококлассный  специалист учится всю жизнь. Его профессионализм должен быть адекватно оценен. Напомню, что за 15 лет врачи переживали такие моменты, когда по 10-12 месяцев не было зарплаты. С медиками рассчитывались натурпродуктами (так называемый взаимозачет) – водкой, колбасами, энергоресурсами, другим. Однако до сих пор на свою зарплату врач не имеет возможности подписаться на необходимую медицинскую литературу, не говорю уже о компьютере и интернете. А он должен учиться всю свою жизнь - любой пациент хочет иметь образованного врача. 

А еще же нужно содержать семью, жилье. Существующим механизмом сегодня все в медицине загнаны в подполье, в тень - и пациент, и врач. 

Что конкретно менять и каким образом?

Я потому и пошел на эту должность, чтобы предложить изменения в системе, изменения в правилах игры, в отношениях между врачом и пациентом.

Какой основной Ваш тезис?

Концептуально – это, чтобы идя в больн ицу, больной понимал “правила игры”. Кто вас там ожидает, какие услуги предоставят, насколько квалифицированные в заведении специалисты и что это вам будет стоить. Другое дело, будет ли у вас страховой полис, или вам нужно будет заплатить из своего кармана, или дать врачу гонорар. Отношения должны быть четкими, прозрачными, всем понятными на всех этапах. Тогда можно защищать пациента. Врач тоже когда-то становится пациентом или члены его семьи.

Если мы цивилизованы, - необходимо установить эти правила игры, если нет, - будут и в дальнейшем страдать и врачи, и пациенты, и толку в этом государстве не будет.

В методах руководства - Вы диктатор или демократ?

Больше демократ. Я готов выслушивать и общаться. Но, когда есть решение, его нужно выполнять. Я сторонник такой позиции. В нашей стране сейчас не демократия, а сплошной хаос. Демократия -  это когда все, от первого до последнего, четко придерживаются разработанных правил игры, а не когда делают кому что заблагорассудится.

Как Вы относитесь к критике?

Плохо. Я хорошо помню “горбачевский” период, тогда критика была обязательна. Любое лицо нужно было критиковать. Я это проходил. В целом же, есть критика конструктивная, деструктивная, а есть откровенное хамство. Сегодня в мою сторону – больше хамства, чем конструктивной критики. Честно говоря, критика ради критики просто надоела. Поверьте, я в сотни раз больше могу рассказать «страшилок» о состоянии медицины, чем всех газеты. Но улучшит ли это ситуацию? 

Критикуют в глаза или больше через СМИ?

Преимущественно через газеты и телевидение. В глаза – очень редко.

Вы себя больше чувствуете политиком или медиком? Руководствуетесь ли в министерских решениях политической целесообразностью?

Как представитель исполнительной власти хотел быть исключительно медиком. Я неоднократно заявлял: медицина и политика - вещи несовместимые.

И для меня сейчас не существует разницы в политических цветах. Я поддерживал  и поддерживаю Президента Ющенко и Помаранчевую революцию. Но нет предубеждений к ни одному человеку. Первую свою поездку на посту министра осуществил в Луганск, в Донецк. Общеизвестно: не важно, какую политическую партию поддерживает тот или иной человек, потому что болеют все одинаково. Врач лечит и одних, и других.

Вместе с тем, как каждый человек, как гражданин, я имею свою позицию. Еще в 90-х годах я очень активно и рискованно поддерживал независимость.

В моем понимании сегодня  политика в медицине - это работа на благо всей нации. Мое задание поднять профессиональный уровень врача, создать достойные условия и врачу, и медсестре. Чтобы и пациент попадал к доброму врачу. Я, как министр, должен все это обеспечить.

Почему министерство, Вы, в частности, как министр, избегали комментариев относительно скандала с вакцинацией?

Нет, не избегал. Уже на второй день министерство выступило с заявлением,  я был на нескольких каналах, чтобы успокоить людей и призывать не паниковать. Теперь же,  пока не будет окончательных выводов, министр, как должностное лицо, не может ничего комментировать.

На ком в действительности, по вашему мнению, лежит ответственность за неудачно начатую вакцинальную кампанию?

Я не считаю вакцинальную кампанию неудачной. Проиграло общество.

Если бы мы имели такой ресурс, как против нас, то такой ситуации не было бы. Мы посчитали, что через две недели в СМИ против массовой иммунизации от кори и краснухи было около 1800 публикаций. Их содержание - абсолютно далекое от профессионального... Можно сделать выводы, что эта антивакцинальная кампания была спланирована и тщательным образом готовилась. О вакцинации знали все. В Украине к вакцинации готовились три года (решения принимались при трех разных правительствах). Активно помогало и всемирное содружество.

А теперь оказалось, что наше государство не способно противостоять подобным вызовам, оно фактически бездеятельное в этой ситуации.

Вы согласны с мыслью, что антивакцинальная кампания – это перераспределение фармацевтического рынка Украины?

Мне сложно сказать, но я ничего не исключаю. Вообще, этими вопросами должны заниматься политики  и правоохранительные органы.  Меня больше волнует другое… Ситуация доходит до абсурда: отрицаются даже вполне позитивные вещи, а недоверие к представителям власти неуклонно ведет к разрушению государственности. Три предыдущих правительства подписывали соглашения, просили международных партнеров о помощи, нам все дали, а теперь делаем их ворами. Конечно, международное сообщество шокировано. Такого антивакцинального сопротивления не было в ни одной стране. Украина поставила под сомнение все предыдущие международные договоренности.

Допускаете, что одним из намерений антивакцинальной кампании была Ваша отставка?

Не исключаю, что для кого-то я  «неудобный» министр.  Всем известно, что  в медицине – миллиардные интересы.  Очень сложные вещи... Чем больше и серьезнее на этом месте работаю, тем больше имею проблем. 

Есть ли такая модель зарубежной организации системы здравоохранения, которая Вам больше всего импонирует? И готовы ли применять зарубежный опыт каких-то стран?

Нам нужно творить свою украинскую самобытную систему здравоохранения.

За мою жизнь мне пришлось много путешествовать, набираться опыта за рубежом. Изучал системы здравоохранения многих стран мира. И с уверенностью могу сказать - идеальной модели нет в ни одном государстве. Нигде мне не говорили – нас все устраивает. Всюду не удовлетворены. Я веду к тому, что над всеми нами есть Бог, и каждому он дает что-то свое особенное. Неудовлетворение есть и в  самой крутой системе здравоохранения. Мир разный, и модели разные.

В Украине нет сейчас никакой модели. Мы на том этапе, когда выйдя из старой системы, мы находимся на пути поиска, новой еще не нашли до сих пор. Система Семашко для советского уклада была нормальной. (Кстати, английская медицина тянется сейчас именно к семашковской, бесплатной, модели). Украинская медицина не вошла в рыночные отношения. От этого достаточно много проблем.

Чем можно объяснить тот факт, что год от года финансирование нашей медицины увеличивается, а больных не становится меньше, эпидемии смертельных болезней все больше распространяются?

Сравните, в этом году на одного украинца выделено 620 гривен, а в 1995 году в Венгрии уже было около 500 долларов. Да, финансирование увеличивается, но  все относительно. Медицина – это высокотехнологичное оборудование, это наука. А где вы у нас видите сегодня серьезное оборудование, кроме отдельных эпизодов? Успевает ли отечественная медицинская наука за мировыми тенденциями? 

Кстати, об оборудовании. На днях были озвучены данные о том, что 30 % очень дорогой медицинской аппаратуры, закупленной Министерством здравоохранения в 2007 году, стоит мертвым грузом...

С первого дня, когда я пришел на эту должность, я поставил задание проинвентаризировать все, что делается, что у нас есть. Мог бы много чего сказать об этом. Однако еще не время. Я поставил задание своим службам: закупаем только то оборудование, которое необходимо.

Есть случаи, когда областная власть заказала аппаратуру, а она простаивает - не обеспеченная обслуживанием, нет наученных специалистов. Потому мы провели жесткую коллегию, на которой заявили: «Не будет выполняться  задание – будем освобождать руководителей отрасли в областях, главных врачей медицинских заведений». Мы написали письма губернаторам, мэрам городов, чтобы взяли это и под свой контроль. На «непослушных» будем влиять административными мероприятиями. За эти годы подобных моментов накопилось довольно много. Но порядок будет установлен. 

В СМИ прошла информация, что ГлавКРУ нашло в Минздраве нарушений на 22 миллиона гривен.  Где именно?

Больше всего нарушений в процедурах закупки медикаментов и оборудования.  Мы сменили в Министерстве руководителя финансового подразделения. Передали материалы в Генпрокуратуру. Это все зафиксировано в материалах коллегии и последних приказах.

Каково Ваше отношение к процедуре тендерных закупок в Украине?

Относительно тендерных закупок, я так поставил задание – качество и цена. Цена не должна быть значительно  выше прошлогодней и по лекарствам, и по оборудованию. Руководители за это отвечают своей головой. Если будет что-то не то закупаться, буду увольнять людей.

Мы должны создать и усовершенствовать систему контроля за качеством.  Сейчас разрабатываем формуляры лекарств, протоколы лечения и в конечном итоге выйдем на стандарт. Все шаги сейчас систематизируют, имею надежду, что будут приняты правительством и Верховной Радой. Верю, что и общество согласится на это. Лишь тогда мне, как министру, стоит работать. Если этого не будет – я не вижу смысла просто сидеть в кресле. Мне моя должность будет не интересна.

Известный факт: Украина превратилась в донора, поставщика врачей для других стран. В то же время говорят, чтобы устроиться после медуниверситета в киевскую больницу гинекологом, нужно заплатить по меньшей мере 10 тысяч долларов... 

Это очень упрощенное изложение проблемы. Когда я заканчивал учебу, я не претендовал на областную больницу, а поехал в село. Там становился врачом, получал опыт, проходил профессиональный путь. Если человек хочет занять должность акушера-гинеколога, заплатив взятку и обойдя низшие ступени профессиональной деятельности, он никогда не станет профессионалом. Это - порочная практика. Представьте себе вчерашнего студента, который на следующий день после выпуска идет в операционную проводить сверхсложную операцию. Это нонсенс. После знаний на первом месте должен стоять опыт.  Нам нужная система выращивания кадров. Вчерашнего студента должны брать по контракту. 

Вы видите реальные результаты своей полугодовой работы?

Результаты сегодняшних шагов будет видно лишь через определенное время. А вообще, мне сложно об этом судить, оценку должны дать мои коллеги.

Вы чувствуете себя комфортно на этом посту, это Ваше место?

Я четко понимаю, что  хочу сделать, а это – самое важное. Я не разочаровался в своей работе, невзирая на все противодействие мне. Я очень надеюсь, что медики (я считаю, их элитой нации, тех, кто за полторы тысячи гривен в месяц ежедневно спасает жизни людей) объединятся и поймут меня. Я хочу с ними работать как одна команда. Я хочу создать такую систему для людей этой профессии, чтобы они получали удовольствие от работы.

За месяцы в этой должности у Вас были моменты отчаяния, когда Вам хотелось уйти отсюда и никогда не возвращаться?

Были. Когда умер ребенок,  другие дети начали массово попадать в больницу... Я, как врач, не понимал, что происходит. Это были худшие для меня моменты.

И, если бы истерия вокруг вакцинации имела целью лишь, чтобы я ушел с должности министра, я бы взял на себя ответственность и сделал это. Однако, когда понял, что в действительности здоровье украинцев идеологов антивакцинальной кампании не тревожит, а идет работа лишь на развал медицинской системы, на снятие иммунологического щита с нации,  я сказал: «Нет, ребята, этого не будет». Я очень дорожу этой страной и не хочу, чтобы кто-то чужой устанавливал здесь свои порядки. Я пройду этот путь до конца. Я сегодня работаю на свою страну, а противники вакцинации - на подрыв авторитета Украины. Я уверен, что оценка им будет дана и очень скоро, все увидят настоящее лицо «кукловодов». Кто-то очень увлекся грязной игрой.

СПРАВКА УНИАН.Министр здравоохранения Украины Василий Князевич родился в селе Терновица Тисменицкого района Ивано-Франковской области. Кандидат медицинских наук, заслуженный врач Украины (в 2007 г.) Василий Князевич начал свой трудовой путь медбратом терапевтического отделения Ивано-Франковской городской клинической больницы №1. Потом работал фельдшером выездной бригады Ивано-Франковской неотложной скорой помощи. Закончил Ивано-Франковский медицинский институт по специальности врач. Позже работал врачом-интерном Центральной районной больницы г. Бучача Тернопольской области, главным врачом Яблунивского тубдиспансера (1985-87гг.), потом  главным врачом Бучацкого района (1987-92).

Впоследствии стал заведующим отдела здравоохранения Тернопольской облгосадминистрации (1992-98 гг). С июня 1998 по ноябрь 2000 года временно не работал; вернулся на должность главврача Тернопольского областного противотуберкулезного диспансера, где и работал до марта 2002. Три месяца пробыл в должности главврача Центральной поликлиники Деснянского района в городе Киеве; с июня 2002 по апреля 2005 года занимал должность начальника управления здравоохранения Деснянской РГА в городе Киеве. Дальше – в должности начальника Медицинского управления Государственного управления делами (04.2005 – 11.2006), заместитель председателя Госуправления делами. Женат, отец трех детей – двух дочерей и сына. Он родной дядя нардепа 5-6 созывов Руслана Князевича.

Наталия Максименко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter