СМИ рассказали, почему Супрун нажила себе врагов / фото УНИАН

Журналисты журнала "Новое время" назвали пять самых денежных схем в сфере госмедицины, которые уничтожила и.о. главы Минздрава Ульяна Супрун, чем нажила себе могущественных врагов.

Едва ли не с первых дней работы Супрун во главе Минздрава против нее начали вести борьбу оппоненты — как авторитетные медики, так и народные депутаты, говорится в материале "Нового времени".

Профильный парламентский комитет по вопросам охраны здоровья, возглавляемый Ольгой Богомолец из Блока Петра Порошенко (БПП), и вовсе стал коллективным врагом Супрун, дважды пытавшимся снять чиновницу с должности.

По мнению Алексея Шершнева, совладельца сети клиник Ilaya, постоянные попытки уволить и. о. министра происходят потому, что проводимая Супрун и ее командой реформа затрагивает интересы тех, кто сидит или сидел на коррупционной ренте. "Они ее [Супрун] воспринимают как угрозу", - говорит Шершнев.

Читайте такжеВ суде заверили, что не ограничивали право Супрун на подпись документов

А Дмитрий Шерембей, руководитель пациентской организации 100% здоровья, поясняет, что даже иск Мосийчука в этом аспекте неслучаен. Радикальная партия, по его словам, связана с Оппозиционным блоком и теми его членами, которые ранее зарабатывали на медицине. В частности, речь идет об экс-министре здравоохранения Раисе Богатыревой. "У них уже 2,5 года нет доступа к коррупционным схемам, и они хотят это вернуть", - утверждает Шерембей.

По оценкам активиста, на госзакупках лекарств бизнесмены от медицины получали долю в 40% с каждого потраченного государством 1 млрд грн.

В те времена, когда Богатырева руководила Минздравом, соответствующим комитетом Рады командовала тоже регионалка Татьяна Бахтеева. Сегодня она является депутатом Оппоблока и входит в число членов все того же комитета.

НВ отобрал пять самых денежных схем в сфере государственной медицины, которые уничтожила Супрун и ее команда:

1. Излечение госзакупок

В 2015‑м Украина перешла на госзакупки лекарств через международные организации.

В итоге, по данным Счетной палаты, бюджет стал ежегодно экономить 40% от сумм, выделенных на эти цели. К примеру, в 2018‑м на госзакупки лекарств ушло 5,9 млрд грн. Соответственно экономия составила 2,36 млрд грн.

Решение о международных посредниках нужно каждый год продлевать на уровне правительства, что регулярно и делал Минздрав Супрун.

Почему так получилось? Виктория Тимошевская, директор программы общественного здоровья Международного фонда "Видродження", отвечает просто: в деле госзакупок лекарств появился общественный контроль и одновременно исчезла коррупция.

Прежде государство закупало препараты на тендерах. И их победителями, как правило, становились компании, связанные с известными в фармбизнесе людьми, поясняет Щербан. Она называет их фамилии: бизнесмены Елена Миронова и Петр Багрий, а также Богатырева.

Имела свой интерес в сфере госзакупок и Богомолец, убеждена Щербан. По ее словам, Игорь Кирилюк, четвертый муж главы парламентского комитета по здравоохранению (которая теперь стала еще и кандидатом в президенты), является партнером адвокатской фирмы Паритет и обслуживает ряд крупных отечественных фармкомпаний. Богомолец на просьбу НВ о комментарии не откликнулась.

2. Реанимация сердец

Три года назад Минздрав начал реформу системы лечения сердечно-сосудистых заболеваний.

Ведомство Супрун почти в три раза увеличило закупку стентов - расширителей сосудов, необходимых для экстренных операций при остром инфаркте. В итоге у большего числа людей появился шанс на спасение, а закупочная цена стентов упала с 2,5–9,8 тыс. грн. до 2–3,4 тыс. Министерство изменило и систему их распределения. 

Среди критиков реформы оказался Борис Тодуров, глава киевского государственного Института сердца.

Расследование программы "Наші гроші" показало: в 2015 году срочная операция по установке четырех стентов в институте Тодурова обошлась одной из пациенток в 200 тыс. грн. Общее число подобных операций установить трудно.

Как выяснили "Наші гроші", главврач и члены его семьи могли зарабатывать еще и на закупках.

На просьбу НВ о комментарии Тодуров не ответил.

3. Преодоление инсулинозависимости

В 2017 году с подачи команды Супрун в Украине начал работать единый электронный реестр инсулинозависимых пациентов. Всех больных сахарным диабетом первого типа - именно им регулярно нужно принимать инсулин - внесли в защищенную компьютерную базу, которую видит только врач и провизор. Первый выписывает электронный рецепт на этот препарат. А второй, сверяясь с реестром, выдает его больному бесплатно или по льготной цене.

Разница в 46 тыс. больных оплачивалась из государственного и местных бюджетов

В Украине официально, по документам, получали инсулин 220 тыс. пациентов. Но после того как заработал реестр, их вдруг стало 174 тыс., рассказывают в Минздраве. Разница в 46 тыс. больных оплачивалась из государственного и местных бюджетов.

Речь идет о немалых суммах: раньше государство закупало инсулин на 1,4 млрд грн, а в 2018‑м на эти цели бюджет потратил 1,2 млрд грн.

Читайте такжеСупрун: суд вмешался в работу исполнительной власти и превысил свои полномочия

4. Пилюля для высшей школы

Минздрав уже давно продавливал реформу оценки знаний студентов-медиков.

И добился своего: с этого года качество вузовского образования начнут оценивать по‑новому.

Прежде студенты сдавали только экзамен КРОК - тест их врачебных знаний, который принимал специальный центр при Минздраве. Теперь к нему добавились три экзамена: по иностранному языку, клинический по практическим навыкам, а также международный по основам медицины. Последний готовит всемирный совет медицинских экзаменаторов. А ответы проверяют за границей.

Новации сделают проверку знаний более объективной и сократят коррупционные риски.  Потому‑то новшеству воспротивились ректоры вузов.

5. Оздоровительные процедуры для больниц

С 2016 года каждая больница в Украине обязана публиковать список имеющихся у нее лекарств на доступных для пациентов местах, обновляя эту информацию еженедельно.

Наличие лекарств, приобретенных за бюджетные средства, можно теперь проверить и на сайте eliky.in.ua.

По словам самой Супрун, до этого больницы скрывали от пациентов препараты, которые покупались за госсчет, перепродавали их аптекам, зачастую находившимся в самом же медучреждении.

Читайте полную версию этого материала в свежем номере журнала "Новое время" от 14 февраля 2019 года