Татьяна Бурая из Мариуполя всегда желает людям «здоровья, мира, благополучия и добра». Но вместе с тем признается, что в ее семье нет ни первого, ни второго, ни третьего. Разве что добро еще осталось: деятельное участие тех, кто откликнулся на крик «Помогите!».

Читайте такжеВ октябре "горячая линия" Гуманитарного штаба Ахметова приняла более 26 тысяч обращений

С 1999 года Сергей Бурый, серьезно болеет. Тяжелейший диагноз – рак носоглотки – был установлен в мариупольском городском межрайонном онкологическом диспансере. Сегодня сыну Татьяны Сергеевны 42 года. По ее словам, за последние 15 лет семья прошла через все: поездки по разным клиникам, шесть операций по удалению опухоли, постоянные дорогостоящие обследования, по пять курсов химиотерапии и сеансов облучения…

В августе 2014-го у Сергея случилось обострение, и он поступил в Киевский областной онкодиспансер. Там ему назначили три дополнительных курса химиотерапии. Но лечиться было уже не за что: спасая родного человека в течение долгого периода, семейство задолжало 23 тысячи гривен. Мужчина – инвалид ІІ группы, до 2011 года работал слесарем на Мариупольском металлургическом комбинате им. Ильича; его гражданская жена, инвалид ІІІ группы, до сих пор за гроши трудится там же – уборщицей. Воспитывают дочь 15 лет. Какие уж тут сверхдоходы   

– Горе учит и заставляет искать выход из безнадежного положения, – рассказывает Татьяна. – Мы стали искать благотворительные организации и вышли на Гуманитарный штаб Рината Ахметова. Созвонились, передали им документы, чеки, справки, медицинские заключения. Очень быстро – через две с половиной недели – мы получили подмогу. Это было в сентябре. Сын прошел первый курс, сейчас ожидаем помощи на второй (общая сумма – 17 тысяч гривен!), подали заявку на третий. Нам нужны только лекарства – на последний курс всего две ампулы. Но медикаменты невероятно дорогие, до 8 тысяч. Мы никогда бы не собрали столько, да еще при нашем долге. Я хочу сказать огромное спасибо Ахметову и его команде.

Бурые весьма щепетильно относятся к гуманитарной помощи – лишь крайнее отчаяние заставляет их обращаться в Фонд. Они осознают: всегда найдется тот, кому хуже, особенно сегодня на Донбассе. Пожилая женщина признается, что даже продуктовые наборы от Штаба, которые раздаются в городе, ни разу не брали – ведь в Мариуполе столько беженцев и неимущих людей – одиноких стариков и инвалидов, многодетных семей.  

Татьяна Сергеевна глубоко сокрушается о ситуации, сложившейся вокруг родного города:

– Я живу в центре; но вижу, как на окраины то и дело мотаются «скорые» – очень напряженная обстановка. И страшно: обстреливают со стороны Новоазовска. Не дай бог кому-то узнать, что это такое: видеть не по телевизору, а наяву, как летают снаряды!  Сколько молодых уже полегло ни за что, а ведь это наше будущее – им бы учиться, работать, создавать семью. Мы – за то, чтобы все это закончилось, и за единую Україну!  

Бурая говорит, что сердце сегодня одинаково сильно болит и за сына, и за страну. Сергею становится лучше от химиотерапии, но это невероятно трудный процесс – не только для организма, но и для психики. А когда недалеко от города ведутся боевые действия, все лечение может быть безрезультатным – даже здоровый человек рискует заболеть. Но женщина продолжает надеяться, что ее пожелание «здоровья, мира, благополучия и добра» сбудется – по крайней мере, для хороших людей.

Инна Демченко